БЕСКАЗАРМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ








Финская казарма (всего фотографий: 7)

ГОРОДОК ВЫБОРГСКОГО ПОЛКА ПЕРЕЖИЛ ДВЕ ВОЙНЫ, НО ПОГИБАЕТ В МИРНОЕ ВРЕМЯ
     За карельским райцентром Лахденпохея относительно недалеко от Петербурга и совсем недалеко от финской границы погибает бывший военный городок Яккима Хуухканмяки. Военные его забросили в 2000 году, с тех пор у него так и не появилось настоящего хозяина. Разные части городка берут в аренду разные люди, но для всего комплекса они ничего не делают, тихонько окучивают свои уголки, не трогая главных построек.
       А когда-то здесь был полный порядок и жизнь била ключом. Весь комплекс был построен в 1933 году для Выборгского полка Финской армии – ведь эта территория принадлежала Финляндии. После гражданской войны 1918 года, когда белофиннам помог немецкий экспедиционный корпус, началось становление новой финской армии. В целях укрепления собственного самосознания финны создавали части, приписывая им историю давно расформированных частей. Так, вновь созданному Выборгскому полку приписали историю аж с 1626 года. Действительно, после реформы Густава II Адольфа по территориальному формированию частей появились такие полки как Выборгский, Саволакский, Тавастский и т.д. Но уже после Северной войны, когда Выборг отошел к России, полк был переименован сначала в Вильмандстрандский, а затем и в Кюменнелинский. Более того, эта часть полностью прекратила своё существование вскоре после русско-шведской войны 1808 - 1809 годов. Так что Выборгский полк, переехавший в Хуухканмяки из казарм Хамины, реально ведёт свою историю с 1918 года.
           Все здания выполнены в стиле функционализм, образцов которого на территории нашей страны осталось очень немного – ведь этот стиль развивался только в буржуазных странах, тогда как Советский Союз довольствовался дешевым и довольно уродливым конструктивизмом. Уродство и дешевизна были вызваны тем, что интересные дизайнерские решения конструктивистских архитекторов СССР работали на пропагандистскую советскую машину, где человек не представлял самостоятельной ценности, где важнее было показное управление формой и пространством, а не удобство и гармоничность здания, в отличие от образцов западного функционализма. Особенно сильно проявляется это отличие в таком консервативном типе строительства как военные казармы, и именно это делает Хуухканмякский комплекс особо ценным и интересным, поскольку в Карелии точно такого городка больше нет. 

 

Здание штаба военного городка

     История строительства этого комплекса такова. В 1926 году был создано Конструкторское бюро Технического департамента Министерства обороны Финляндии. В 1928 году главным архитектором, а впоследствии и директором этого Бюро стал инженер-полковник архитектор Торстен Эрик Эловара. В связи с высоким уровнем заболевания туберкулезом в 20-х годах возникла потребность строить новые и реконструировать старые казармы. В тот момент в военной архитектуре стали применять лозунг «Свет, воздух и солнце». Для реализации этой концепции в период с 1926 по 1939 год были разработаны 32 разнообразных типа казарм в стиле функционализма, предназначенных для различных родов войск с учетом особенностей различных регионов страны. 

 

Одна из трех казарм комплекса

     До войны здешний гарнизон процветал. В поселке были построены дома для офицерских семей, а за железнодорожной станцией – школа. Все здания, разумеется, тоже принадлежали к функционализму. И они стоят до сих пор! В школе учились до 2008 года (потом закрыли за малокомплектностью), в домах живут. Но большущий комплекс казарм разрушается, поскольку необитаем. Местные жители – после войны это стало называться Второй Городок, - с тоской вспоминают, что при военных тут был идеальный порядок и чистота. Даже вспомнили, что приезжавшие как-то финны показывали комедийный фильм «Rykmentin murheenkryyni» - его снимали в военном городке в 1938 году.
     Несмотря на 11-летнюю бесхозность, городок все еще не развалился, хотя следы упадка налицо. Огромные трехэтажные казармы заколочены, но стекла местами выбиты, крыша прохудилась. На фронтоне штаба и столовой были изображены львы – символ Финляндии. Штабных львов заштукатурили после войны, а столовские целы до сих пор. Здание столовой-кухни и вовсе выгорело наверху: пожар уничтожил крышу, и фронтон со львами овевается пустотой.

 

Львы на фронтоне столовой-кухни

     Гулкий обеденный зал с колоннами выглядит как декорация к «Сталкеру»: по цветной плитке пола течет вода, из окошечка кухни висит тюлевая занавеска. При этом целы все деревянные рамы со сложной расстекловкой и очень интересные двери – ведь военный городок перешел в руки Советской армии практически неповрежденным. По словам местных, здесь стояли и танкисты, и пехота, и артиллерия.

 

Обеденный зал в столовой-кухне

    Неподалеку от комплекса казарм в скале есть бывшее бомбоубежище – огромная штольня в горе, куда можно въехать на грузовой машине, с несколькими казематами, хранилищем воды и запасными выходами. Оно было сооружено одновременно с городком американскими специалистами по заказу финнов. Хотя, возможно, про американцев - это и легенда, известно, что финны сами прекрасно управлялись со скальными сооружениями. После войны наша часть держала там склад боеприпасов. В бункере были своя система электроснабжения, вентиляции, а также подземный ход с лифтом. Сейчас все это раскрыто, брошено, но некие предприимчивые люди подземелье продают – на скале написан телефонный номер. Продавец объясняет, что в бункере можно устроить хоть спелеосанаторий, хоть гостиницу, мол, на западе давно с руками оторвали бы. 

 

Главный вход в штольню-убежище

     Когда Министерство обороны расставалось с комплексом в 2000 году, его передали на районный баланс. Тогда же карельская охрана памятников узнала, что у нее появился очередной «выявленный объект», но почему-то у них были зафиксированы всего две казармы (без остальных построен) и указано неверное время постройки – начало XX века. Сейчас корреспонденты «НВ» передали в Министерство культуры Карелии уточненные документальные сведения и натурное обследование, на основании чего отдел обеспечения сохранности объектов культурного наследия проведет проверку.
     Нынче военный городок по периметру обнесен вполне свежим деревянным забором. Местные жители рассказывают, что территорию якобы купил некий петербургский бизнесмен, чтобы сделать из этого гостиничный комплекс. Дело на самом деле полезное: в самой Лахденпохье с гостиницами плохо, в соседней Сортавале они вечно забиты туристами, а люди приезжают на Ладогу отдохнуть и зимой, и летом. Да вот что-то не рассчитал бизнесмен и заниматься ветшающими историческими зданиями не торопится. Сделал какие-то номера из современных построек – и пока не стремится развиваться дальше.
             Часть комплекса – подальше от казарм, поближе к озеру Пайкъярви – узкой полоской взял известный питерский гонщик и бизнесмен Андрей Блинков. Он переделал здание лазарета под гостиницу и теперь, по отзывам в сети, у него отбою от желающих нет. Если в окрестности какие-то гоночные мероприятия (например, авторалли или гонки на льду ) – так все едут в эту гостиницу. Внешне здание, конечно, стало сильно отличаться от того, что построили финны в 30-х годах, не говоря уже об интерьерах, но, вероятно, хозяин не был обременен охранными обязательствами – ведь карельский Минкульт знает только о двух казармах в Хуухканмяки, да и то плохо. Вопрос: что лучше – брошенный лазарет, погибающий в своих исторических очертаниях, или действующий отель, издали похожий на историческое здание, - в данном случае вообще не корректен.
       Хочется верить, что после того, как Министерство культуры обратило внимание на казарменный комплекс, для военного городка начнутся лучшие времена. Только скорей бы – ведь время и вандалы неумолимы.

Крыша столовой-кухни уже сгорела, стекла выбиты

    Кстати, название Хуухканмяки означает по-фински «гора филина». Русский язык с трудом поворачивается, произнося это фонетически сложное название. Оно сыграло как-то злую шутку с Олегом Газмановым, приехавшим в гарнизон на гастроли. Местные рассказывают, что Газманов хотел вставить в текст одной из песен название городка – он часто так делает в разных населенных пунктах, чтобы понравиться публике. Можете себе представить, что произнес в микрофон непривычный к финской речи Газманов, раз пол-зала возмущенно вышла прочь.

Татьяна Хмельник
Александр Потравнов