БОЛЬШОЕ ЗАРЕЧЬЕ


(всего фотографий: 1)
   Война красива и романтична только в пропагандистских фильмах и на ура-патриотических мероприятиях. Но в действительности, война - это прежде всего боль, смерть, страдания. Страдания как физические, так и моральные.
   Традиционно на всех собраниях возле мемориалов, посвящённых войне, говорят о немецко-фашистских оккупантах, упрощая ситуацию до крайнего уровня: свет и тьма - мы и враг. Это легко для восприятия, удобно для митингов. Но этого недостаточно для жизни, в которой мы не хотим допустить войну в будущем. Ведь чтобы не было её в будущем, надо хорошо понимать, что происходило в прошлом и что происходит в настоящем. У войны много сторон, и это не только солдаты на передовой - да, очень важная, но всё же только одна часть. Да, конечно, все знают, что ещё есть тыл, без которого передовая долго не протянет, поскольку там работают люди, обеспечивающие и солдат, и всё остальное население всем необходимым. Но и это ещё не все. Многие забывают о людях, которые, по разным причинам, оказались во вражеском тылу.
   В Великой Отечественной войне таких людей оказалось несколько миллионов. Основная часть - это мирные жители. Были еще партизаны и военнопленные, т.е. солдаты, попавшие в плен. И именно в этих условиях оккупации и плена людям очень часто приходилось самостоятельно принимать решение о своей судьбе и судьбе тех, кто был с ними рядом. Причём им предстояло порой делать очень нелёгкий выбор: кто останется жить сегодня - ты или твой сосед? Твой или чужой ребёнок? Большая часть этих людей оказалась безоружной и беззащитной перед хорошо организованной машиной немецкой власти. Так что и ответы на эти вопросы были разные. И результаты тоже.
   В качестве примера посмотрим на оккупированную территорию Ленинградской области во второй половине 1943 года. Тогда значительная часть этой территории находилась под контролем 583 тылового района 18 армии группы армий "Север" под командованием генерал-лейтенанта Оскара ван Гинкеля (Oskar van Ginkel). Под его начальством находились 10 охранных батальонов, которые должны были обеспечивать порядок на оккупированных землях. Именно силами этих подразделений велась борьба с партизанами и реализация иных акций на охраняемой территории.
   Не все знают, но это не были немецкие воинские части. Практически весь состав этих 10 батальонов (около 7 000 человек) состоял из бывших граждан СССР: 5 батальонов РОА (в основном, из бывших советских военнопленных) их еще называют "власовцы", 4 эстонских добровольческих батальона (которые в 1944 году вошли в состав 20 дивизии Ваффен СС) и один финский батальон (который в 1944 году был почему-то переименован в 664 украинский). В последнее время эстонцы, служившие в этих батальонах, заявляли, что шли в немецкую армию ради освобождения Эстонии от большевиков. Но участие в карательных операциях на оккупированной территории Ленинградской области как-то не очень вяжется с таким освобождением. Здесь, как нам кажется, были совсем иные причины.

 

Список эстонских добровольцев самовольно оставивших 660-й охранный батальон (фрагмент)

  То же и в случае с солдатами РОА: мотивы их появления в немецкой форме тоже были разными. В первые годы войны в плен попало несколько миллионов советских солдат. И многие из них оказались не готовы медленно умирать от голода и болезней в немецких лагерях. Они понадеялись выбраться из одного ада, чтобы немного пожить в другом, зато спустя время сделать новый выбор. В архивных немецких документах мы постоянно встречаем длинные списки тех, кто самовольно оставил воинские части, состоящие, в основном, из русских и эстонских фамилий, а также приказы об отдаче некоторых солдат из этих батальонов под военный трибунал.

 

Список разыскиваемых солдат самовольно оставивших 665-й охранный батальон (фрагмент)

   Так что пример, приведённый в фильме Алексея Германа "Проверки на дорогах", - это не фантазия, это реальные жизненные истории, которых были многие сотни (если не тысячи). Но не все бежали, многие оставались и верно служили немцам, принимая участие в карательных операциях, в том числе и против мирного населения.
  Ответить на вопрос, что же тогда происходило на оккупированных территориях, помогут не только воспоминания жителей и партизанские отчёты, но и скупые строчки из немецких архивных документов (просим прощения за качество, перевод наш, с помощью он-лайн переводчика). Также нужно пояснить, что такое "Эва". Это от слова "эвакуация". Судя по документам, немецкое командование осенью 1943 года постаралось решить две задачи. Во-первых, вывезти как можно больше людей на работы в Германию, во-вторых, "зачистить" территорию от населённых пунктов с жителями, чтобы существенно сократить  поддержку партизанам.

"30.10. По вопросу "Эва". Выселение деревень к югу от Волосова столкнулось с большим сопротивлением и враждебным отношением населения, что привело к сожжению деревень."

 

Фрагмент документа о сопротивлении эвакуации местных жителей.

"Утром 17 ноября. Село Введенское, жители которого связаны с бандитами, было сожжено. Собственные потери: 1 раненый, потери противника определить невозможно. Обширный лагерь был разрушен."
"14 и 15.12. деревни Лопец, Городня и Выползова были эвакуированы и сожжены. Рагулово эвакуировано. Были уведены: 189 гражданских лиц, 24 лошади, 23 коровы и 11 коз."

 

Сообщение о сожжении деревень Лопец, Городня и Выползово

   Это далеко не весь перечень. Тем не менее, даже из него видно, что деревни сжигали не только за связь с партизанами - как, например, село Введенское. Их сжигали и по другим причинам. В частности, ради зачистки территории, - так были уничтожены Лопец, Выползово и Городня, а жители вывезены на работы - кто в Прибалтику, кто поближе. Много лет назад бывшая жительница деревни Лопец Агнесса Леонтьева, рассказывала нам свою историю: "Когда нас сожгли, всех погнали в деревню Выползово, мы там ночевали стоя, набились по избам так, что лечь негде было. Утром в 7 часов смотрим – Соловьёва Горка горит, это бывшая мыза возле Выползова. А потом и Выползово сгорело. Большая деревня была, больше нашей, у них был магазин, пекарня была. А Беседу не тронули, хотя тоже недалеко. Нас потом через Сумск погнали в Яблоницы. В Каложицах ночевали на скотном дворе, зарывшись в солому. Потом нас погнали в Волгово, мы там недолго жили. Это большая финская деревня была, вся пустая, всех жителей увезли в Финляндию. У немцев там была ферма, мы на ней работали. Маму и других женщин гоняли чистить снег с дороги на Горки и на Хюльгюзи. Перед самым освобождением нас пригнали в Волосово, там на известковом заводе концлагерь был, в бараках жили, оттуда нас и освободили".
  Но были и такие деревни, которые сжигали за то, что жители, подлежащие эвакуации (в Германию или Прибалтику), уходили от немцев в лес, прятались. Такой была и история Большого Заречья, что в Волосовском районе.
  В 1971 году на месте этой сожжённой деревни был создан большой мемориал. Печи на месте домов, памятник партизану, плиты с отлитым из бетона текстом. Только вот дата указана там немного другая, чем в немецком донесении, - октябрь 1943 года.

 

Плита с текстом об уничтожении деревни

   И причина отличается - текст гласит, что за связь с партизанами. Важна ещё одна особенность: во время этой карательной операции было уничтожено (расстреляно и сожжено) 66 человек, в том числе 19 детей. Хотя в немецких бумагах ничего не об этом не говорится, мы уверены, что люди в реальности погибли. Только вот произошло это не в Заречье, а в соседней деревне Глумицы, где только недавно поставили небольшую памятную часовню.
   Мы, наверное, никогда уже не узнаем, как все в точности здесь происходило, поскольку данные, ставшие сейчас официальными, были записаны со слов местных жителей спустя многие десятилетия после войны, неудивительно, что могли быть допущены ошибки. Именно поэтому, на наш взгляд, необходимо постараться разобраться в этой истории, изучая в том числе и немецкие документы, в которых говорится, что деревню сожгли 5 ноября 1943 года за то, что жители, в соответствии с составленными 25 октября списками, не захотели "эвакуироваться" и ушли в лес.

"По вопросу "Эва": 5.11. Большое Заречье сожжено, потому что жители избежали эвакуации путем бегства в леса. 185 жителей завтра будут выгружены в Кикерине и отправлены на поезде "Эва" R8629. Обеспечено: 8 лошадей, 16 штук крупного скота, 25 овец и коз, 18 тонн зерна."

 

Сообщение о сожжении деревни Большое Заречье

 "13 декабря. 3 км к северо-востоку от мельницы Большое Заречье. Раскопаны 4 бункера. 18 гражданских лиц уведено. Бункеры были уничтожены."

  Обидно, что создатели мемориала в Большом Заречье вовсе не упоминают другие сожжённые населённые пункты на территории Ленинградской области, как будто это какая-то исключительная деревня была. А ведь во многих из них также погибли мирные жители. Только за период с 1 по 7 ноября 1943 года в ходе операции "Wildente-Schnepfe" не территории Ленобласти ??было сожжено 65 деревень и захвачено 470 человек!

 

Сообщение о результатах операции Wildente-Schnepfe

  При этом немцы в своих отчётах отмечали: "Успех эвакуации был низким, потому что большая часть населения бежала в леса. Это также относится к большинству мест к югу от линии Молосковицы—Веймарн. Доля трудоспособного населения среди эвакуированных очень мала; большинство жителей, которых всё еще можно найти, - это старики и многодетные женщины".
  Самый известный советский памятник уничтоженным деревням стоит на месте Хатыни. Этот мемориал сделан намного честнее, поскольку он посвящён всем 186 сожжённым деревням Белоруссии, каждая названа по имени и по каждой звонят 26 колоколов, подвешенных на печищах бывшей деревни.

 

Хатынь

Поэтому и впечатляет этот мемориал даже самых чёрствых людей.

 

У каждой деревни есть свой небольшой памятник

   Так что если вдруг окажетесь в Большом Заречье, остановитесь около мемориала и задумайтесь: сколько уничтожено жизней, сколько страданий и мучений пришлось пережить женщинам, старикам и детям. Посмотрите на заросшие фундаменты домов, на печи-памятники и попытайтесь честно ответить на один вопрос: как поступили бы вы в 1943 году, зная обстановку? Тоже ушли бы в лес, чтобы не ехать в Германию, но бросили бы своих родных на произвол судьбы, или же остались бы с ними в деревне? Мы очень не хотим, чтобы у кого-то когда-то возникла бы похожая дилемма в реальности, хотя современные войны, увы, случаются всё чаще и по жестокости не уступают Второй Мировой. Чтобы осознать зло, чинимое войнами, нужно не бравурные лозунги горланить и надписи "можем повторить" наклеивать на свои автомобили (всё больше не в России изготовленные), а показывать людям тяжелую правду, чтобы больно было. И неповадно впредь.

 

Александр Потравнов

Татьяна Хмельник