Церкви военного ведомства в Новгороде в XIX-начале XX в









Манеж и церковь Александра Невского (всего фотографий: 8)

     В XIX – начале XX в. в Новгороде размещался крупный военный гарнизон, духовные нужды которого обслуживало несколько военных храмов. Каждая отдельная воинская часть русской армии имела походную церковь, представлявшую собой палатку со складным иконостасом, престолом и антиминсом. Такая церковь являлась неотъемлемой принадлежностью воинской части, сопровождала её в походах и при смене дислокации. В мирное время походная церковь могла храниться в стационарном храме воинской части (если таковой имелся) или в одном из помещений, принадлежавших части (манеже, столовой и т.п.).
    Кроме походных церквей воинских частей в населённых пунктах с крупными гарнизонами, в крепостях и при госпиталях функционировали стационарные военные храмы, находящиеся первоначально в ведении епархиального управления. Однако в 1801 г. было предписано «на священнические места при госпиталях, в крепостях и других подобных местах состоящие, при которых находятся одни военнослужащие и при которых священники получают жалованье из армейских сумм, никого не определять, кроме армейских священников, несколько лет в армии служащих, а потому и заслуживающих сии покойные места» 1 . В 1826 г. такие церкви окончательно перешли в ведение обер-священника армии и флота. Указом св. Синода от 29 сентября 1826 г. было объявлено о том, что «все церкви при сухопутных и морских госпиталях, крепостях, портах, гарнизонах или батальонах существующие, кои уже состоят в ведомстве обер-священников армии и флота главного штаба его величества, оставить в их управлении», а «таковые же церкви, состоявшие до того времени в управлении епархиальном, отделив ныне от состава епархиального управления, поручить ведомству и управлению обер-священника армии и флота с тем впрочем, чтобы священнослужители тех церквей, при которых в приходах состоят ни одни воинские чины, но и другого звания люди, <…> в отношении должности их к приходу, на основании высочайшего повеления 30 октября 1808 года, были в ведении епархиального начальства, в пределах коего оные церкви находятся, в отношении же должности и служения в церквах и в воинских командах зависели от распоряжения обер-священника по высочайшим постановлениям о полковых священно- и церковнослужителях» 2 . Однако и после этого наряду с военными храмами, находившимися в ведении обер-священника армии и флота (с 1890 г. – протопресвитера военного и морского духовенства) по-прежнему существовали и церкви епархиального ведомства с приписанными к причту воинскими частями.
     В Новгороде в указанный период существовали три стационарные военные церкви: Тихвинской иконы Божьей Матери (Тихвинская военно-местная церковь), св. Михаила Архангела на Прусской улице и св. Александра Невского при гарнизонном манеже.
    Возведение первой военной церкви в Новгороде – Тихвинской иконы Божьей Матери – началось в 1819 г. по инициативе новгородского коменданта и командира Новгородского внутреннего гарнизонного батальона подполковника Антония Петровича Волкова. Строилась она на месте Тихвинской церкви 1711 г., а та, в свою очередь, была возведена на месте древней церкви св. Космы и Дамиана. Строительство военного храма велось на церковные средства, а также на пожертвования прихожан расположенной неподалёку церкви Космы и Дамиана, офицеров и нижних чинов Новгородского внутреннего гарнизонного батальона и добровольных дарителей, в числе которых была супруга поэта Г.Р. Державина. В 1833 г. строительство храма было полностью завершено, и 25 июня того же года он был освящен митрополитом новгородским Серафимом 3.

Тихвинская церковь (Фото из книги А.С. Кондрашова, 1916 г.)

     В 1822 г. в западной (летней) части храма, вмещавшей 500 человек, были освящены два придела: Николая Чудотворца (15 января 1822 г.) и св. Космы и Дамиана (8 октября 1822 г.) 4. Восточная (зимняя) часть церкви вмещала 250 человек и имела три престола: в честь Тихвинской иконы Божьей Матери, свв. муч. Тимофея и Марфы и св. Архистратига Михаила 5. Ещё до завершения строительства храма в соответствии с «высочайшим соизволением» 11 апреля 1826 г. и указом св. Синода от 20 мая 1827 г. он был передан из епархиального управления в ведомство обер-священника армии и флота и приписан к Новгородскому внутреннему гарнизонному батальону «с тем, чтобы в приходе состояли не одни воинские чины, но и другого звания люди» 6. На тот момент к церкви были приписаны «гарнизонный батальон, военно-сиротское отделение, приходских мужского пола 167 душ, сверх сих военных разных чинов 27 и приказных 16 человек, раскольников три души» 7. 16 апреля 1863 г. к храму, кроме Новгородского внутреннего гарнизонного батальона, приписаны все воинские команды, квартировавшие в Новгороде 8. В начале XX в. церковь состояла при управлении Новгородского уездного воинского начальника и обслуживала духовные нужды Новгородского местного лазарета, Новгородской инженерной дистанции, Новгородского губернского жандармского управления и других воинских частей и учреждений Новгородского гарнизона.

Тихвинская церковь в конце XIX -начале XX века (Фото Е.П. Вишнякова)

    В 1911 г. командир 85-го пехотного Выборгского полка полковник М.Н. Леонтьев ходатайствовал о передаче Тихвинской церкви в ведение полка. Принадлежавшая полку церковь св. Александра Невского, расположенная в пристройке к манежу, находилась в ветхом состоянии и не могла в полной мере удовлетворить духовные нужды чинов полка. К ходатайству была приложена «докладная записка» полкового священника В.Н. Криницкого с описанием ветхого состояния церкви св. Александра Невского при манеже и обоснованием притязаний пока на Тихвинскую церковь. Главным аргументом в пользу передачи храма в ведение полка являлся тот факт, что годовой праздник полка отмечался 26 июня, в день почитания чудотворной иконы Тихвинской Божьей Матери. Памяти иконы была посвящена и полковая походная церковь. Кроме того, в 1881 г. полку для совершения богослужений было разрешено пользоваться одним из приделов Тихвинской военно-местной церкви. Исходя из всего этого, полковой священник ошибочно предположил, что Тихвинская церковь прежде находилась в ведении полка, что и явилось главным основанием для ходатайства 9. Инициативу поддержал Новгородский уездный воинский начальник полковник П.А. Сахаров. В ответ на просьбу штаба 22-й пехотной дивизии сообщить его мнение он писал, что передача церкви в ведение полка представляется желательной, так как церковь, способная по его оценке вместить 2000 человек, имеет причт численностью всего около 110 человек, при этом «большая часть их, живя далеко от церкви, мало посещает её». Доходы храма, не имевшего частных прихожан, были крайне низкими, и «совершенно нет средств завести даже новое облачение, которое необходимо»10 .
    Ходатайство полка было удовлетворено 29 октября 1913 г., когда в соответствии с высочайше утверждённым положением Военного совета церковный причт Тихвинской военной церкви был упразднён, а сама церковь была передана в ведение 85-го пехотного Выборгского полка, став полковой11 .
    В первое десятилетие советской власти церковь оставалась действующей. Её настоятелем был бывший полковой священник М.В. Войк, костяк прихода составляли бывший офицеры русской армии. Здесь же, в Тихвинской церкви, до 1927 г. тайно хранились знамёна 85-го пехотного Выборгского и 88-го пехотного Петровского полков12 . В 1930 г. церковь была закрыта, её здание капитально перестроено и приспособлено под паровую мукомольную мельницу. Храм серьёзно пострадал в годы Великой Отечественной войны, во второй половине 1940-х гг. был восстановлен (без апсиды и колокольни). В здании разместились общежитие и управление Новгородского речного порта13 . В настоящее время оно занято Территориальным управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Новгородской области.

Современное состояние бывшей Тихвинской церкви

    С военным ведомством тесным образом оказалась связана судьба древнего новгородского храма – церкви св. Михаила Архангела на Прусской улице. Эта древняя церковь к середине XIX в. находилась в запустении. Не имея средств на содержание собственного причта из-за бедности малочисленного прихода, храм в 1832-1839 гг. был приписан к церкви Флора и Лавра на Легощей улице14. 20 января 1854 г. церковь св. Михаила Архангела посетил генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Николаевич. Вскоре после этого, предписанием на имя командира лёгкой № 1 батареи л.-гв. Конной артиллерии от 15 мая 1854 г. великий князь прикомандировал к приходу церкви три батареи Гвардейской конной артиллерии, попеременно квартировавшие в то время в Новгороде15. Среди прочих до 24 января 1863 г. к храму была приписана и облегчённая № 3 батарея, пожертвовавшая в церковь серебряный запрестольный крест с частицей Животворящего креста Господня. На кресте были перечислены имена жертвователей, среди которых был генерал от артиллерии А.П. Ермолов. Дарами великого князя храму стали колокола, отлитые из отпущенных из Петербургского арсенала 31 мая 1860 г. по его ходатайству медных пушек общим весом 300 пудов, а также пожертвованные в 1862 г. «серебряные вызолоченные сосуды с прибором и такой же массивный напрестольный крест»16 .

Чертеж фасада церкви Михаила Архангела (после реконструкции 1860-х г.г.)

    В 1864 г. в честь окончания Кавказской войны в бытность наместником Кавказа великого князя Михаила Николаевича при церкви была заложена колокольня. Проект колокольни был утверждён в 1856 г., однако строительство откладывалось из-за недостатка средств. В 1864 г. жители города добровольно изъявили желание собрать необходимые средства, и 13 сентября в присутствии высших чинов руководства губернии, всех квартировавших в городе войск и большом стечении народа состоялась торжественная церемония закладки колокольни. Строительство производилось под наблюдением губернского архитектора Ф.И. Гуссаковского17. В это же время был произведён ремонт самого храма. Освящение обновлённой церкви состоялось 2 октября 1866 г18. В ноябре 1865 г. по высочайшему повелению к приходу церкви была приписана 22-я артиллерийская бригада, прибывшая незадолго до этого в Новгород. 3 января 1882 г. по представлению товарища генерал-фельдцейхмейстера Военный совет выделил 14 чугунных и 2 стальные пушки на лафетах «для украшения колокольни-памятника». В 1904 г. стараниями старосты церкви командира 1-го дивизиона 22-й артиллерийской бригады полковника А.И. Семёнова вокруг церкви была устроена ограда из чугунных пушек19.

Фотография колокольни с оградой из пушек (фото с открытки начала ХХ в.)

    Стараниями его предшественника, командира 3-й батареи подполковника И.К. Голенкина церковь «в один год <…> украсилась большим количеством церковной принадлежности, ризами священнослужителей и серебряным украшением св. икон, считающих за собою 500-летнее существование, и живописью церковных стен. Вообще, состояние св. храма приведено в неузнаваемый вид»20. Священник церкви исполнял все обязанности военного священника, получая за это вознаграждение от управления бригады в размере 100 рублей.
     Несмотря на это, в начале XX в. церковь по-прежнему состояла в епархиальном ведомстве. В связи с этим управление бригады рапортом начальнику артиллерии 1-го армейского корпуса от 25 января 1907 г. ходатайствовало о передаче храма в подчинение военному ведомству и об учреждении при ней причта с содержанием, положенным военному духовенству21. Ходатайство было поддержано начальником артиллерии 1-го армейского корпуса, а Духовное правление при протопресвитере военного и морского духовенства признало его «вполне заслуживающим уважения»22. 25 августа 1907 г. в ответ на прошение депутации бригады и прихожан архиепископ новгородский и старорусский Гурий выразил согласие на передачу церкви в военное ведомство, отметив при этом, что окончательное решение вопроса зависит от мнения св. Синода23. 15 марта 1908 г. указом Синода Михаило-Архангельскую церковь было определено перечислить из епархиального в военное ведомство, «чтобы приход при ней из лиц гражданского ведомства оставался в существующем составе», о чём протопресвитер военного и морского духовенства сообщал в Главное артиллерийское управление24. 21 апреля 1908 г. доклад о введении в штат управления 22-й артиллерийской бригады причта в составе священника и псаломщика был представлен в Военный совет, который пришёл к выводу, что препятствий к этому нет25 .
    Несмотря на это процесс передачи церкви военному ведомству затянулся на годы. 18 декабря 1909 г. Главное артиллерийское управление сообщало Духовному правлению при протопресвитере военного и морского духовенства о том, что ещё в 1908 г. в Государственную думу был внесён проект смет, предусматривавший выделение в 1909 г. на ремонт церкви и содержание её причта 4880 рублей. В последующие годы содержание церкви предлагалось определить в 1750 рублей 24 копейки в год. Однако в это же время в военном ведомстве решался вопрос о возможном переводе 22-й артиллерийской бригады из Новгорода в другое место квартирования. Исходя из этого, комиссия Государственной думы посчитала затраты необоснованными и решила выделить лишь 300 рублей в год на содержание священника церкви26 . И хотя в итоге было принято решение всё же оставить бригаду в Новгороде, храм был передан в её ведение лишь спустя несколько лет. При реорганизации в 1910 г. центрального военного управления вопросы, касающиеся обеспечения церковными причтами частей артиллерии перешли в ведение Главного управления Генерального штаба, и ходатайство было переадресовано туда. В отзыве отдела по устройству и службе войск Главного управления Генерального штаба на имя протопресвитера военного и морского духовенства от 31 декабря 1910 г. говорилось: «при наличности многих настоятельных нужд непосредственно боевого значения означенное ходатайство может быть удовлетворено лишь за счёт упразднения причтов излишествующих, в связи с общим вопросом о преобразовании церковных причтов, и то лишь при условии учреждения в первую очередь причтов в частях, более нуждающихся, чем 22-я артиллерийская бригада»27 .
   Двусмысленность в статусе церкви св. Михаила Архангела сохранялась до 1914 г. В письме от 11 октября 1913 г. Новгородская духовная консистория спрашивала Духовное правление при протопресвитере военного и морского духовенства, принята ли церковь в военное ведомство и кто должен назначить нового священника после перевода прежнего в Санкт-Петербургскую епархию 28. В ответ 31 октября Духовное правление уведомило консисторию, что церковь в военное ведомство перечислена, но фактическое принятие задерживается из-за вопроса об учреждении причта, а нового священника назначит протопресвитер военного и морского духовенства29. Лишь в 1914 г. вопрос был окончательно решён в пользу 22-й артиллерийской бригады. Высочайше утверждённым 17 августа 1914 г. положением Военного совета, объявленным приказом по военному ведомству от 29 августа 1914 г., церковь была окончательно передана в военное ведомство и причислена к 22-й артиллерийской бригаде30 .

Современный вид бывшей церкви Михаила Архангела

    В годы советской власти церковь св. Михаила Архангела продолжала оставаться действующей, а в начале 1930-х гг., после закрытия Софийского и Входоиерусалимского соборов, получила статус кафедрального храма. Богослужения в церкви прекращены в 1942 г. С 1944 г. и до начала исследовательских и реставрационных работ в 1980-х гг. в здании храма размещались жилые и общественные помещения. В 1948-1950 гг. были разобраны купола церкви, надстроен её основной объём. После реставрации в здании разместилась Новгородская областная специальная библиотека для незрячих и слабовидящих «Веда» 31.
   Третья стационарная военная церковь появилась в Новгороде в 1884 г. в пристройке к гарнизонному манежу. Проект здания манежа с церковью в пристройке был высочайше утверждён в ноябре 1833 г., однако строительство было начато значительно позднее. Подробная смета на постройку была составлена лишь в 1839 г. Основные работы по возведению здания начались в 1843 г., и в 1852 г. манеж начал использоваться для проведения учений войск 32. Однако церковь в пристройке устроена не была. Вместо этого там были оборудованы площадка для фехтования, отделение для устройства гимнастики и гальванические классы для нижних чинов Гренадерского сапёрного батальона. В 1862 г. здание было переоборудовано под склад инструментов и материалов Инженерного ведомства. В 1864 г. в Новгород прибыл 85-й пехотный Выборгский полк, большая часть которого разместилась в казармах в здании бывшей парусной фабрики, неподалёку от манежа.

Манеж и церковь Адлександра Невского

    Стараниями полка в сентябре 1884 г. в здании была освящена церковь св. Александра Невского, устроенная частью на церковные средства, частью на полковые суммы и пожертвования бывших офицеров полка 33. К церкви были приписаны деревянная часовня на Александро-Невском гарнизонном кладбище 34 и освящённая 17 сентября 1909 г. церковь св. Николая в Трубичино, где квартировал один из батальонов полка35 .
    Однако уже к началу XX в. церковь находилась в ветхом состоянии. По словам полкового священника В.Н. Криницкого «помещение церкви крайне сырое и зимою очень холодное, так что во время сильных морозов в декабре и январе месяцах вода, оставленная в церкви на ночь, покрывается слоем льда. После самой усиленной топки температура не поднимается выше 4-5 гр. по Р. <…> Вентиляции в церкви нет; благодаря холоду, сырости и отсутствию вентиляции иконостас, иконы и позолота портятся; церковные облачения и утварь быстро изнашиваются и ветшают. Во время скопления богомольцев по стенам образуются потоки сырости. Осушить же церковь вследствие плохого устройства топок, долголетней сырости и отсутствия хорошей вентиляции нет никакой возможности. <…> пол в алтаре и в части, где стоят молящиеся, подгнил и проваливается, причём замечается ежегодное опускание пола книзу; <…> на потолке в штукатурке по всем направлениям видны трещины, и это грозит обвалом штукатурки; крыша протекает, и на потолке видны пятна от протекшей чрез крышу воды; в восточной алтарной стене от потолка, через арки окон проходят две трещины, которые грозят разрушением стены» 36. Не устраивала священника и вместимость церкви – 200 человек, «и то при тесном расположении». Из-за этого нижние чины были вынуждены посещать другие храмы, при этом многие «отправляясь из полка накануне и в самые дни праздника в чужеприходные церкви, на самом деле церквей не посещают, и это вредно отражается на религиозно-нравственном состоянии нижних чинов полка»37 .
    Ещё одним неудобством была необходимость совмещать богослужения с происходящими в соседнем помещении манежа учениями: «происходит, например, служение литургии, а в манеже производится гимнастика под музыку или другое учение с музыкой или барабанным боем. <…> Был случай, когда на мою просьбу о прекращении игры на гармонике, под звуки которой люди обучались гимнастике, обучающий офицер артиллерии ответил посланному: «скажи батюшке, что у нас назначено определённое время для пользования манежем, и когда оно кончится, я музыку прекращу; мы здесь под музыку не танцуем»38 .
   Всё это послужило основанием для ходатайства полка о передаче в его ведение Тихвинской военно-местной церкви, что и произошло в 1914 г. Тогда же церковь при манеже была закрыта. В советское время здание манежа с пристройкой использовалось военными. После Великой Отечественной войны там размещался мотороремонтный завод, в настоящее время – спорткомплекс «Манеж».

И.В. Хохлов (Великий Новгород)

А.Л.Потравнов (СПб)

1 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собрание 2. Т. I. СПб., 1830. С. 358.
2 Цитович Г.А. Храмы армии и флота. Историко-статистическое описание в двух частях. Пятигорск, 1913. С. 8-9.
3 Кондрашов А.С. Описание церкви Тихвинской иконы Божьей Матери, находящейся в гор. Новгороде на Софийской стороне, принадлежащей военному ведомству. Новгород, 1916. С. 15-17.
4 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 806. Оп. 2. Д. 5195. Л. 3-5.
5 Цитович Г.А. Ук. соч. С. 105.
6 РГИА. Ф. 806. Оп. 2. Д. 5195. Л. 1-2; Ф. 806. Оп. 5. Д. 7813. Л. 5.
7 Там же. Л. 3-5.
8 ПСЗРИ. Собрание 2. Т. XXXVIII. Отделение 1. СПб., 1866. С. 349.
9 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 7813. Л. 2-2 об.
10 Там же. Л. 23 об.
11 ПСЗРИ. Собрание 3. Т. XXXIII. Отделение I. Пг., 1916. С. 1278-1279.
12 Подробнее см.: Хохлов И.В. Последнее знамя 85-го пехотного Выборгского полка // Старый цейхгауз. № 37 (5/2010). С. 94-96.
13 Трифонова А. Великий Новгород в XX веке. М., 2009. С. 99.
14 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 5900. Л. 2; Макарий, архимандрит. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. Ч. 1. М., 1860. С. 186-187.
15 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 5900. Л. 2.
16 Там же. Л. 2 об.
17 Несколько слов о торжестве, бывшем в Новгороде 13 сентября сего 1864 года по поводу покорения Кавказа // Новгородские губернские ведомости. 1864. № 38.
18 Селезнёв М.А. Описание церкви святого Михаила Архангела в Прусской улице в Новгороде. Новгород, 1866. С. 73.
19 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 5900. Л. 3.
20 Волховский листок. 1904. № 164. С. 2.
21 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 5900. Л. 2-3 об.
22Там же. Л. 5.
23 Там же. Л. 7.
24 Там же. Л. 25.
25 Там же. Л. 30, 33.
26 Там же. Л. 37.
27 Там же. Л. 48-48 об.
28 Там же. Л. 49.
29 Там же. Л. 50.
30 Там же. Л. 54.
31 Трифонова А. Ук. соч. С. 126.
32 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 405. Оп. 7. Д. 1840. Л. 29-30 об., 148.
33 Государственный архив Новгородской области. Ф. 480. Оп. 1. Д. 3630. Л. 1.
34 Там же. Л. 3.
35 Цитович Г.А. Ук. соч. С. 106.
36 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 7813. Л. 3.
37 Там же. Л. 3.
38 Там же. Л. 3 об.