ДОРОГА ГОРНЫХ ПРОМЫСЛОВ ДОЛЖНА ВЕСТИ К ЗНАНИЯМ, А НЕ К ДЕШЁВОЙ «КЛЮКВЕ» ДЛЯ ТУРИСТОВ












Старая шахта Outokumpu (всего фотографий: 11)

     В Карелии появится беспрецедентный туристический маршрут, который свяжет объекты в Пряжинском и Сортавальском районе с музеями провинции Северная Карелия в Финляндии. Такая идея принадлежит Карельскому научному центру РАН, а конкретно – Институту геологии. Именно геологические и горнопромышленные объекты, нечасто используемые в отечественном туристическом бизнесе, будут представлены на этом пути. Проект этот назвали “Mining Road” («Дорогой горных промыслов»). Через Программу приграничного сотрудничества для проекта выделено 800 тысяч евро.
    Известно, что старые штольни, шахты, рудники, да и старые заводы, пользуются спросом у туристов на Западе, - это и познавательно, и красиво. Разумеется, все эти объекты обустроены таким образом, что риск свернуть себе шею минимизирован, то есть это музеи, где экстрим присутствует, но скорее в виде романтического флера, не более.
    В финском городке Оутокумпу, откуда планируется начинать маршрут, когда-то была шахта, где добывали медную руду и железный колчедан. Рядом возник горнообогатительный комбинат. Когда предприятие решили закрыть, то его не разгромили, как это было бы непременно в России, а сделали из него… музей.

Музей в Outokumpu

    Посетители могут спуститься в шахту, походить по старым горнорудным цехам, подняться в заводскую башню, увидеть, как добывалась руда, как плавилась медь. На территории комбината стоят образцы горных пород, встречающихся в этой местности, сохранена заводская железная дорога, стоят экскаваторы и другие агрегаты – словом, человеку любознательному есть что посмотреть.

Шахтерская техника в Outokumpu

   Также в округе есть еще несколько очень живописных старых карьеров и шахт, которые можно осмотреть с экскурсоводом.
    В Карелии с геологией не хуже, чем в Финляндии, и тоже есть что показать. И горное дело тоже было развито здесь, и даже кое-какие объекты остались. Вот с чем хуже на несколько порядков – это с информацией о старых шахтах и рудниках. Такая информация есть у людей, полупрофессионально занимающихся такими объектами, - спелестологов (не путать со спортсменами-спелеологами, которые лазают только по естественным пещерам). Они даже сделали топосъемку этих подземелий, но, разумеется, она недоступна посторонним. Кое-какими сведениями располагают и местные краеведческие музеи, но учитывая их бедность, рассчитывать на информационную поддержку по этим объектам туристу не приходится. Есть и профессиональные исследователи, занимающиеся горнопромышленным комплексом Карелии, но они стоят от туризма еще дальше, чем музеи.
Ну а неухоженность заброшенных каменоломен и заводов здесь уже никого не удивляет. Там, где они расположены поблизости от жилья, все завалено мусором, если далеко в лесу – вокруг сплошной бурелом и бездорожье. Только один горнопромышленный объект в Карелии сейчас почти процветает – это мраморный карьер Рускеала.

Рускеала. Провал зимой.

   Путем неимоверных усилий из заброшенного карьера удалось сделать Горный парк – музей под открытым небом, куда народ валит валом и зимой, и летом. (Подборка фотографий по Рускеале можно увидеть здесь). При этом руководство парка заявляет, что далеко не все планы по обустройству карьера реализованы и есть куда двигаться, были бы деньги.
    Кстати, сходный с Рускеалой объект есть под Прагой – его называют «Чешская Америка», колоссальные известняковые карьеры, тоже полузатопленные, тоже с многими штольнями и несколькими подземными этажами.

Карьер "Чешская Америка"

Карьер "Мексика". Чехия

    Многочисленные гуляющие по «Чешской Америке» делают это даром (за маршрут по Рускеале берут деньги), но рискуют ежеминутно погибнуть, соскользнув со 60-метровой скалы. Там нет никакого пригляда, никаких экскурсоводов, никаких спасателей, если что.
    Поэтому Рускеалу, которая лежит прямо на дороге из Оутокумпу (через границу, конечно), логично связать в один маршрут с финскими объектами. Но карельские геологи решили на этом не останавливаться. По дороге на Петрозаводск в Пряжинском районе притаился совершенно уникальный объект – руины Тулмозерского чугуноплавильного завода.

Тулмозерский завод. Недостроенная домна и литейный двор

Тулмозерский завод. Литейный двор рабочей домны

Тулмозерский завоод. Здание для паровых котлов

    Даже сейчас этот монструозный комплекс производит впечатление, а ведь он проработал всего четыре года в конце XIX века и закрылся из-за кризиса, когда упала цена на чугун. Немногие туристы, журналисты и историки горного дела попадают на завод, отделенный от шоссе всего несколькими, зато непролазными километрами лесной дороги. Но все они бывают неизменно поражены красотой этих зданий из дикого камня с кирпичными вставками. Петрозаводский историк Андрей Грибушин, стоявший у истоков организации Горного парка в Рускеале, а теперь занимающийся Тулмозерским заводом, сказал: «Самым впечатлительным посетителям завода даже кажется, что это руины средневекового замка, и мне даже жалко разрушать этот миф». (Статья по Тулмозерскому заводу здесь).
    На очередном семинаре, посвященном проекту “Mining Road”, который недавно прошел в Петрозаводске, представители разных ведомств и исследователи докладывали о своей точке зрения на восстановление Тулмозерского завода как туристического объекта. Мы также внесли свою лепту в проект: нам удалось собрать практически не известные современным историкам сведения об организации завода, изобилующие просто детективными поворотами, и геологических изысканиях на территории. Ведь руду брали здесь же, за рекой. С тех пор сохранились штольни в сельге - полуобвалившиеся, довольно опасные, но очень красивые, с трехъярусной структурой, старыми крепями, с рельсами для вагонеток, уходящими в вечный лед на нижнем уровне.

В штольнях Рогосельги

    Конечно, в экскурсионную программу надо включать и рудник, но сначала его надо хотя бы минимально укрепить наиболее щадящими методами. (Подборка фотографий по подземным выработкам Рогосельги здесь).

    И вот теперь о грустном. Проект “Mining Road” финансируется по большей части Евросоюзом и Финляндской Республикой, хотя российская доля там тоже есть. Но этих денег на все объекты на пути из Оутокумпу в Петрозаводск совсем не много. На один Тулмозерский завод нужно потратить колоссальные суммы, чтобы это был полноценный туристический объект или, тем более, горный музей – интересный, красивый и безопасный. Сейчас там только расчистили страшную чащу, которой заросли здания, но дорога туда по-прежнему только лесовозная. Сколько нужно потратить на штольни, доведя их до уровня нормального музейного подземелья, - пока даже никто не считал. И туда тоже нет дороги! Ведлозерское сельское поселение, на территории которого находится завод, был бы радо получить какую-то выгоду с нового объекта, но деревенские пока очень смутно представляют, как можно на нем нажиться. В деревне Колатсельга, ближайшей к заводу и стоящей прямо на трассе, местная предпринимательница хочет открыть музей, посвященный Тулмозерью, в половине своего одноэтажного магазина. Там будут какие-то экспонаты, временные выставки, выставят сувениры, примерный дизайн которых уже разработали маркетологи Карельского научного центра.
    Между прочим, в деревне Колатсельга уже есть один музей – в доме местной жительницы Алисы Губаревой. Она при ремонте родового дома нашла множество вещей своих предков, а потом и сама стала собирать по соседям и по родным. Сама давно бабушка, Алиса Петровна уверена, что и истории Тулмозерского завода у нее в избе найдется место – ведь ее музей уже включен в туристические маршруты по Карелии. Да и финны к ней заглядывают – из-за романтической истории военного времени. Финский солдат Олави Кантеле во время оккупации был влюблен в сестру Алисы Анну, увезти ее к себе на родину не смог и встретил снова уже в конце 1990-х годов. Все то время, что финны стояли в Колатсельге, Олави фотографировал Анну и ее семью, снимки уцелели – и теперь стали частью музейной экспозиции.

Один из старых домов в Колатсельге

    Но насколько высокий уровень у всех новоявленных экспозиций и не скатятся ли они к обычным сувенирным ларькам, каких прорва и в Кижах, и на Киваче, продающих обычный туристский ширпотреб - сказать пока невозможно. Ведь организаторы проекта собираются торговать поделками из карельских камней (в принципе, это хорошо, главное, чтобы при этом рассказывали покупателям глупости, как про шунгит, а так даже познавательно). Хотят продавать футболки с изображениями Тулмозерского завода, ещё какую-то галантерею.
     Конечно, хочется верить, что деньги будут потрачены грамотно, и туристы, сначала нерешительно, а потом все охотнее и охотнее, поедут по 400-километровой «Дороге горных промыслов», получая знания и впечатления. Что деньги, выделенные на проект, не растворятся на столь «насущные» административные расходы, как это произошло, например, с «Корпорацией развития Республики Карелия», или что они не будут пущены на закупку каких-нибудь никому не нужных супер-навороченных гаджетов (типа «GPS-позиционируемых переводчиков с языка суахили»). Увы, но современные тенденции развития туристической индустрии заставляют предположить, что вместо познавательных рассказов о многовековой истории горных промыслов Карелии, о добыче железа и меди в Олонецком крае – а это по-настоящему захватывающие истории! – нам могут начать предлагать специально сочиненные байки и россказни, предназначенные для развлечений невзыскательной публики. Уже сейчас проскальзывают пожелания «скармливать клюкву» глупым туристам, лишь бы деньги платили. Разумеется, подготовить «клюкву» значительно проще, чем настоящий музейно-экскурсионный проект, рассчитанный на думающего и любознательного человека.
    Впрочем, куратор проекта с карельской стороны Виталий Шеков, заместитель директора Института геологии, уверен, что при известном старании можно выдать полноценный продукт, главное – заинтересовать турфирмы, которые возьмутся за этот маршрут, а потом грамотно его раскручивать.
Ну а как это будет в реальности, покажет только время.
Татьяна Хмельник
Александр Потравнов