ФАЛЬШ-ТРУВОР, ИЛИ ЭРЗАЦ-АУРА












Труворов крест (всего фотографий: 11)

КОГДА СОН РАЗУМА ПОДПИТЫВАЕТСЯ ИЗЛИШНЕЙ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬЮ, РОЖДЕННЫЕ ОТ ЭТОГО «БРАКА» ЧУДОВИЩА ВПОЛНЕ СПОСОБНЫ ПОЖРАТЬ ЛЮБОЕ БЛАГОЕ НАЧИНАНИЕ
      Только ленивый нынче не прошёлся по теме реставрационных работ в музее-заповеднике Изборск. Об этом столько написано и снято, что можно выпускать сборник «Проблемы реставрации средневековых памятников в условиях отсутствия чёткой концепции работ, нехватки профессионалов и преобладании истерических взглядов на комплекс музея-заповедника». 
         Действительно, далеко не со всем, что происходит в Изборске в рамках подготовки к 1150-летию исторического города, можно согласиться, практически каждому, кому не безразличен Изборск, многое не нравится в этих работах. Однако, - и это особенность любых реставрационных работ, - результатом всегда будет отличие состояния и окружения памятника до начала реставрационных работ и после. И чем запущеннее ситуация с объектом, тем эти изменения заметнее. Мы должны помнить, что консервация и реставрация памятников имеют целью сохранение памятников как произведений искусства и как свидетелей истории. Однако не все оценивают работу реставраторов с этих позиций, чаще всего восприятие их сложной работы носит больше эмоциональный характер, что можно описать примерно так: «Мне запомнилось это полуразрушенное состояние, когда я там побывал в первый раз, я не хочу видеть памятник восстановленным, ибо это погубит моё тонкое первоначальное восприятие и нанесёт мне непоправимую душевную травму». То есть люди создали себе некий стереотип, собственный миф, от которого теперь не хотят отказаться, поскольку он стал частью их жизни. И в подкрепление своей позиции они включают и различные сочные эпитеты, и некорректные, а то и грубые сравнения, а главное - что хуже всего, - прямые подтасовки фактов, выдавая желаемое за действительное, порой опускаясь до банальной, легко проверяемой лжи. 
      Есть хорошо известная особенность человеческой психики, - когда в условиях недостатка знаний люди компенсируют их выдумками и мифами. Можно ли такое мифотворчество назвать ложью? Пожалуй, нет. А вот когда люди знают реальную ситуацию, но все равно продолжают выдавать миф за реальность, это можно назвать ложью? На наш взгляд - да. И таким вопиющим примером может служить статья, опубликованная в «Псковской губернии» № 50 «Четвёртое измерение или «Индейская резервация» русских». (http://gubernia.pskovregion.org/number_572/05.php)
        Первое, что бросается в глаза уже в заголовке, – это полное непонимание термина «индейская резервация». Видимо, авторы живут какими-то личными воспоминаниями об индейских резервациях из репортажа программы «Время» 30-летней давности. Индейская резервация – сейчас это, прежде всего, территория, которая управляется самими индейцами в соответствии со своей культурой и правилами. Но не будем придираться, поговорим о сути.
Начнем с нескольких цитат:
     «В последний год можно наблюдать, как одна за другой появляются чудовищные инициативы – порождение витринного гламура столиц. Я говорю, например, о проведённой совсем недавно так называемой «музеефикации Труворова креста».»
«Знаю нескольких наших и заезжих экскурсоводов, которые просто цепенели при виде изменённой площадки, где стоял совсем недавно наклонившийся от времени крест. Он был не «экспонатом», а реальной вечной памятью, единым знаком Жизни и Покоя на границе изборского кладбища.»
    «В этой мельчайшей, и, казалось бы, совершенно частной истории с Труворовым крестом всё от начала до конца – ложь, большая, показательная, симптоматичная, Эта ложь и ложность (бессмысленная поспешность, неосновательность) подспудно лежит, к сожалению, подо всем процессом «юбилеестроительства». И не только в Изборске. 
    «Витринную» площадку на сельском кладбище сделали лживой. Она опошлена гламурной новодельностью, геометрической обустроенностью, «комфортом» (дай Бог, чтобы не навсегда!). И вот это подсовывают паломникам вместо священной, неподдельной ауры Прошлого, у входа на древнее городище. Вместо той незаменимой подлинности, которая походя была здесь поругана. И даже непонятно кем и во имя чего!»
          Нам кажется, что данные цитаты достаточно полно передают характер всей статьи и смысл претензий к одной из главных обсуждаемых тем этой статьи – реставрации «Труворова креста». Мы не будем затрагивать других объектов, которыми занимаются в Изборске, – асфальтирования дорог, устройства парковочных площадок и общественных туалетов. По каким-то позициям мы согласны с авторами «Индейской резервации», по каким-то - нет. Но сейчас следует серьезно обсудить только одну тему - с «Труворовым крестом», поскольку мы не понаслышке знаем специфику каменных крестов, которыми занимаемся несколько лет, кроме того, присутствовали при реставрационных работах на этом объекте, общались с реставраторами, археологами и с руководством музея-заповедника. 

Общение с реставратором "Труворова креста"  В.С.Мозговым

           Итак, что возмутило многих, кто привык к наклоненному, покрытому лишайником каменному кресту? Возмутил тот факт, что его поставили прямо и очистили. И, судя по высказываниям, это состояние лишает крест признака древности: «Труворовым» полагается считать «наклонившийся от времени крест». В обсуждаемой статье радует одно: в отличие от истерик, которые доводилось наблюдать в других СМИ и лично, здесь не говорят о том, что крест был специально наклонен с самого начала его установки. Но крен креста - это на самом деле вовсе не свидетельство древности, это результат человеческой деятельности. Судя по всему, большинство читателей «Псковской губернии» и посетителей Изборска не знает, что наклон креста был вызван подвижками грунта при проведении археологических раскопок графом Уваровым с Великими князьями в 1878 году. Первые работы по исправлению появившегося после этих раскопок наклона проводились в 1912 году под руководством профессора И.А. Шляпкина. С тех пор прошло почти 100 лет, отклонение креста от вертикали составило более полуметра.

Наклон "Труворова креста" был просто угрожающим

          Те, кто хоть немного представляет себе распределение нагрузок, могут рассчитать, где и какая сила действовала на месте стыка каменного креста с подпятным камнем. Основанию креста в результате действия целого комплекса разрушающих факторов – самой нагрузки, влаги и действия микроорганизмов - грозило обламывание и падение всего креста, после чего памятник мог расколоться.

В месте контакта основания креста с подпятным камнем уже происходило разрушение известняка

        Именно с целью избежать этого падения и сохранить каменный крест в целости и сохранности и были проведены реставрационные и консервационные работы. Специалисты эту историю хорошо знают, как и тот факт, что этот крест никакого отношения к Трувору не имел и никакой древней могилы на этом месте никогда не было обнаружено.
      Что касается ««патины» полутысячелетия». Интересно, а знают ли ценители «патины», что она (а это в данном случае лишайники и мхи) своим существованием разрушает известняк и ускоряет его разрушение?

Следы разрушения известняка от мха, воды и лишайников

         После таких заявлений начинаешь думать: а нужен ли таким «любителям древностей» настоящий, сохраненный памятник, который сможет достоять до их внуков, правнуков, или им нужен «древний» внешний вид здесь и сейчас? И почему исторический объект, который очищен от грязи и разрушающих факторов, надо называть словом «гламурный»? Неужели у псковских специалистов по культуре обычное слово «чистый» вызывает такое сильное неприятие? Плохи тогда дела во Пскове…
        Теперь перейдем к тому, что окружает крест, в том числе к «каменным плитам с таинственными «вавилонами»», которые лежали и лежат рядом с «Труворовым крестом». Среди этих плит прямо перед «Труворовым крестом» лежала не просто плита, а средокрестие другого каменного креста, которое попирали ногами тысячи посетителей. 

Средокрестие разбитого креста лежало перед "Трувором крестом" как подставка

        Но, видимо, попирание креста ногами тоже придает объекту ореол «древности и сакральности». 
         Что касается порядка раскладки других плит. Непонятно, что вызвало такую реакцию. Эти плиты вообще никогда не имели никакого отношения к могилам и захоронениям, а так называемые «вавилоны» не являются ни сакральными, ни священными, а также никакими другими волшебными символами. Это, кстати, тоже прекрасно известно специалистам, но они не любят об этом публично рассказывать.

Так называемый "вавилон" - поле для игры в "мельницу"

        Правда, надо признать, что из одной такой плиты попытались было сделать намогильную плиту с вырезом под установку каменного креста, но работа была не доделана.

Еще одна плита с целью использования в качестве подпятного камня

        При проведении расчистки площадки около Труворова креста был извлечен еще один глубоко втоптанный в землю каменный крест и два подпятных камня. И на этом месте не было никаких захоронений, что подтверждено археологами как XIX-го, так и XX веков. Все эти плиты и каменные кресты были здесь свалены в беспорядке, а не в сакральных целях и поэтому никакой настоящей и священной «ауры» они не могли добавить, как и та заброшенная и затоптанная туристами могилка, которая была отсюда перенесена.

При работах был найден втоптанный в землю еще один каменный крест

          И какая лживость появилась здесь? Что именно лживого? Наверно, можно было и по-другому плиты расставить, но это не имеет ни малейшего отношения к истинной сакральности. Печально, но «попсовые» мифы берут верх над знаниями и начинают диктовать свои правила игры. Это похоже на то, как простой стеклянный шарик, отлитый в кооперативе далекого коммунистического Китая, в умелых руках превращается в «магический палантир». Фотографии начала ХХ века с деревянной оградкой вокруг креста также могут предложить еще одно восприятие этого места, но нам упорно говорят о нарушенной и поруганной «священной, неподдельной ауре Прошлого». Наверное, слабая аура у самих мифотворцев, если наведение порядка, спасение креста и очистка от грязи отнимает некую «священность». Кстати, об ауре. Неплохо бы помнить, что это модное слово имеет ещё одно значение, которому уже почти 2000 лет, а именно – предвестник истерического или эпилептического припадка.
             А мы задаем вопрос: что важнее - прикоснуться к действительно настоящим и скрытым от широкого взгляда сакральным явлениям и объектам, или играть в очередные лубочные мифы? Когда уважаемые авторы говорят про этот крест как про уникальный артефакт древности, сравнивая его с мегалитом, то удивляешься: откуда такая профанация? На учете в Изборске и ближайших окрестностях стоит около 60 каменных крестов, а по всей Псковской области нам известно более 300 каменных крестов XV-XVII веков, кроме того есть на Псковщине и каменные идолы. Все эти сведения должны быть известны специалистам. И когда авторы статьи вещают о «реальной вечной памяти, едином знаке Жизни и Покоя», то почему их не беспокоит судьба настоящей средневековой братской могилы – скудельни, которая нынче оказалась на частных огородах Изборска и откуда недавно были украдены два древних каменных креста? Или почему не беспокоит судьба еще одного «мифологического объекта» - креста Степана, который якобы датирован 1492 годом и который уже несколько лет лежит разбитый в самом центре Изборска, в запертой часовне Флора и Лавра, покрытый паутиной и залитый лампадным маслом?

Разбитый "крест Степана" в центре Изборска

           Ответ лежит на поверхности и он неоднократно звучал в наших частных разговорах с различными деятелями культуры и не только на Псковщине: публике нужны мифы и бренды, а не историческая корректность и настоящие глубинные чувства. Что важнее - правда, историческая достоверность, или лубочный миф и картинка «под древность»? Мы уже проходили в отечественной истории, когда под видом благих намерений не усложнять и оберегать неокрепшие умы граждан нас кормили дешевым историческим суррогатом и неприкрытой ложью. Может, хватит мифотворчества? Может, пора уважать историю и уважать себя, перестать врать самим себе и окружающим, перестать выдумывать, играть, подделывать факты и научиться смотреть правде в глаза? Порой откровенно стыдно от той дешевой попсы, которой потчуют современных туристов в Изборске некоторые экскурсоводы.  
          Не обошлось в статье и без откровенного, дешёвого поливания помоями реставраторов. Нам непонятно, откуда авторы статьи сделали вывод, что в работе настоящих профессионалов из Государственного Эрмитажа была: «демонстрация столичными проектировщиками своего самоуверенного превосходства, полное отсутствие у них уважения и каких-либо моральных критериев в отношении к месту, памяти, людям, здесь живущим…». Если уважаемых собеседников огорчило, что их ожидания от реставрации не оправдались, то это не повод навешивать ярлыки и оскорблять тех, кто нашел желание, время и, что тоже немаловажно, деньги, чтобы спасти один из символов Изборска. А может быть, это обида за то, что не псковских специалистов позвали? А где они, псковские? Деньги на «Труворов крест» помогал добывать Государственный Эрмитаж. Что сделал Псков?
         Мы общались с реставраторами «Труворова креста» во время их работы в Изборске. Мы потратили своё время и отвезли сотрудника Эрмитажа Вячеслава Семёновича Мозгового в несколько мест в ближайших окрестностях, где сохранились каменные кресты в их подлинном, историческом месте установки, а также туда, где им поклонялись в более позднее время.

Каменные кресты на древнем могильнике

         Кроме того, мы побывали и на месте добычи известняка для каменных крестов. А посещали мы эти места с одной целью: чтобы реставратор почувствовал специфику каменных крестов из известняка – знаменитых изборских, чтобы дальше он мог работать с крестом как с живым организмом, неразрывно связанным с этой землей. Устроить эту небольшую и абсолютно незатратную экскурсию руководство музея—заповедника не догадалось. Оно ведь и на работах по реставрации «Труворова креста» не появлялось очень долго, наверное, не интересно было смотреть, что там происходит с одним из раскрученных символов Изборска?  
           Жаль, что в словах тех, кто занимается сохранением культурного наследия, звучит такая неприкрытая злоба к труду людей, которые делают этот мир лучше. Или это такая своеобразная творческая ревность? Наконец, хочется обратить внимание еще на один ложный посыл авторов: «Интересы людей, граждан Изборска – вот единственный истинный приоритет при всех необходимых здесь работах». Нет, приоритет другой – сохранение музея-заповедника Изборск для будущих поколений и не только в России. Именно для этого сохранения при всё возрастающей антропогенной нагрузке требуется совершенствовать всю инфраструктуру музея-заповедника, которая позволила бы снизить негативные последствия от присутствия тысяч людей, как постоянно проживающих на этой территории, так и приезжающих сюда в качестве туристов.
Александр Потравнов
Татьяна Хмельник

Фото авторов и П.О.Мирошниченко

Эту статью мы послали в редакцию «Псковской Губернии» 31 декабря 2011 года и ещё не знаем, готов ли её главный редактор Лев Шлосберг опубликовать текст в качестве ответа на публикацию И.Голубевой и Ю.Селиверстова. В связи с актуальностью темы ждать окончания длительных новогодних праздников не хочется, поэтому одновременно с письмом в Псков мы публикуем эту статью и на нашем сайте.