История общая, а земля частная



Соленое озерцо с водозабором (всего фотографий: 2)

Лопата археолога против лопаты огородника

Многие районы современной Новгородской области – просто рай для археологов. Люди здесь жили так давно, что буквально где ни копни, из земли полезут артефакты: бусинки, черепки, а то и перстеньки. И далеко не всегда поиски древностей – для обогащения ли, для науки ли – кончаются хорошо для тех, кто ищет.

Соленая река

Одно из крайне перспективных мест для раскопок находится на впадении реки Мшаги в Шелонь возле деревень, стоящих друг напротив друга – Мшаги Ямской и Мшаги Воскресенской. Уникальность этой территории была сначала известна только в бальнеологической среде – здесь бьет соляной источник и образуются целебные грязи, сходные по действию со старорусскими. Во время Первой мировой войны в городке Сольцы чуть выше по течению Шелони был организован курорт для реабилитации раненых, а грязь туда возили из Мшаги баржами. Курорт существовал до Великой отечественной войны и был в ее ходе полностью уничтожен и не восстановлен.
А соляной источник остался. В середине 90-х годов XX века им заинтересовалась московская исследовательница древних соляных промыслов Мария Ворожейкина, экспедиция которой установила немыслимую древность действующей до сих пор буровой скважины – XIV век. В Европе таких скважин нет, а у нас – пожалуйста.
И это было только начало удивительных открытий на Мшаге. Ворожейкина была уверена, что соляной промысел угас в XVI веке, с потерей Новгородом самостоятельности и насильственным присоединением к Москве. Но, как оказалось, местные жители по-прежнему соль не покупали и не выменивали – они ее потихоньку для себя варили. Источник, бьющий из скважины, имеет 32% минерализации, как показали анализы. Это просто рассол, который невозможно пить. Деревенский люд наливал этот рассол на специальные противни – црены по-местному – и нагревал, причем шел этот процесс круглосуточно и в нем бы-ло занято все свободное от прочих работ население деревни.
Ворожейкина с великим удивлением узнала, что последний раз црены были в ходу уже после Великой отечественной войны – в разрушенных деревнях не было даже самых необходимых вещей, а соль была, и это сильно выручало местных жителей. Даже лопатки для помешивания соли были точно такими же, как и средневековые лопатки из раскопов в Старой Руссе, где тоже занимались солеварением. Бабушка одна говорит: «Моя мать этой лопаткой соль мешала, а я сейчас – варенье, соль-то купить проще».
Зато местную грязь ничем не заменишь. Люди купаются в соляном озерке, не замерзающем даже в лютые морозы, и черпают оттуда ведрами иссиня-черную грязь, которую потом нагревают и щедро обмазывают тело. Говорят, сильно помогает при болезнях опорно-двигательного аппарата, да и кожа становится здоровее. Иногда дачники издалека приезжают за этой грязью, но официальная медицина, похоже, давно забыла про Мшагу.

Две тысячи лет на одном месте

После москвички Ворожейкиной к старинной буровой двинулись питерцы – отряд Дмитрия Григорьева из Северо-западной археологической экспедиции НИИКСИ (НИИ комплексных социологических исследований). И вот здесь уже развернулись сражения. Ворожейкина ходила только вокруг скважины и рылась только в озерке (и то местные дулись – воду-де баламутит). А Григорьев в 1999 году решил посмотреть, как давно жили люди в этих местах, поскольку было предположение, что и до буровой здесь промышляли солью. Стали вскрывать слои – и ахнули. Оказывается, здешнему поселению… две тысячи лет! Все это время люди жили здесь, практически не сходя с насиженного место.
Разумеется, самое древнее на Новгородской земле поселение (древнее пока не открыто) требовало детального изучения и огромного внимания. Слои вскрывались аккуратно, только что не с лупой. Житье в старом коровнике археологов не смущало – что им бытовые проблемы, у них история на ладони. Но проблемы начались тогда, когда выяснилось: нетронутое селище находится под картофельным огородом некоего Трохалева, местного жителя. Если сначала Александр Трохалев просто посмеивался над городскими балбесами, которые вместо нормальной работы (ну, там водкой торговать или лес валить, если спекулировать ума не хватает) роются в земле, да еще просеивают каждую щепотку. И даже просьбы Григорьева не сажать картошку в том углу он воспринимал вполне спокойно – меньше с огородом возиться.
Вдруг это все переменилось. Как рассказывает Дмитрий, внезапно Трохалева посетила гениальная мысль, явно подсказанная ему кем-то из соседей или собутыльников (увы, хозяин огорода не склонен к трезвенничеству). Владелец огорода заявил: «Вы мне должны заплатить за то, что у меня тут роетесь!» И началось. Ему давали то денег, то выпить, но аппетиты росли. В конце концов, Трохалев, по словам Григорьева, поведал ему о своем сокровенном желании иметь в Новгороде квартиру взамен поруганного огорода.

 «Самозванца» оправдали

Возник крайне неприятный казус. С одной стороны, огород у Трохалева в собственность – и собственность надо уважать. С другой – археологический памятник является государственной собственностью, поэтому на нем запрещена любая хозяйственная деятельность. Но когда Трохалев оформлял землю в собственность, о памятнике еще ничего не было известно. А новгородские охранные структуры должны были немедленно поставить памятник на учет, как только о нем было заявлено Григорьевым. Этого сделано не было.
Зато сделано было другое. Трохалев, дождавшись, когда «проклятые археологи» умотают к себе в Питер, перепахал свое поле на неслыханную доселе глубину, как никогда не пахал, сильно попортив культурный слой. Сделал он это, по мнению Григорьева, не от избытка трудового рвения, а из желания досадить археологам, которые не хотят дать ему квартиру в Новгороде, хотя наверняка могут, раз они получают деньги за никчемную возню с грязью. А заодно подал в суд на Григорьева, который вторгается на его территорию.
Шимская власть среагировала быстро. Нашего обижают? Да мы их сейчас! Прокурор Шимского района Константин Могилев заявил, будто Дмитрий Григорьев подделал «Открытый лист» (документ, дающий право на раскопки), выданный Институтом археологии. Заявил на том основании, что на момент получения листа Григорьев был уволен по сокращению штатов из НИИКСИ и якобы не имел право на этот документ. Грустно описывать всю дальнейшую историю: уже в Питере Дмитрия таскали в милицию зимней ночью, предварительно избив до сотрясения мозга, а потом выбросили на улицу практически босиком – в чем из дома уволокли. Оскорбляли, издевались, шантажировали. А потом… закрыли дело за отсутствием состава преступления. То есть и «Открытый лист» признали существующим, и археолога – не самозванцем (сейчас Дмитрий – научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН), и подтвердили право копать на древнем селище. Только дело закрылось не само собой, а после десятков писем в Новгородскую прокуратуру и администрацию губернатора области от заслуженных археологов, причем не только питерских, с требованием прекратить издевательство над наукой.
Но ведь гражданин Трохалев со своими огородными претензиями никуда не делся. Он, небось, уже снова всю территорию перекопал до глины – нехай картошка сдохнет, зато археологам ничего не достанется. И огород – его собственность, тоже никуда не денешься. Дело государства – дать гражданину Трохалеву новый огород не хуже прежнего, чтобы ему было где сажать картошку. Причем свободной земли в округе навалом, это подтвердит любой. Но для этого надо немного потрудиться, чего чиновники, особенно на местах, не любят делать без крайней нужды. Вообще-то когда надо сжить человека с земли, государство не церемонилось – целые деревни шли «под нож», когда территорию затапливали или отчуждали под военно-промышленные цели. А здесь надо «всего лишь» защитить уникальный археологический памятник – с I-го века нашей эры начиная, новгородское поселение с непрерывной историей. И речь идет только о картофельном огороде – не о доме, не о яблонях, не о сараях. Простят ли наши потомки такое варварское отношение к невосполнимым историческим ценностям?

Опыт «черных»

А пока милиция и местная власть шпыняет профессиональных археологов, профессиональные искателей древностей, «черные археологи» чувствуют себя весьма вольготно. Достаточно заглянуть на несколько форумов в Интернете, где общаются между собой эти граждане. Они делятся уловками, как не попасться с металлоискателем на глаза археологам или стражам порядка, а попавшись – отделаться полегче. Вот цитата (с некоторыми изменениями в виде сокращений и исправлений ошибок правописания):
«Пора бы выработать соответствующую методику по архам/ментам, отбирающим приборы и нервы. 1) Радиостанции обеспечат связь. Однако, как показал собственный опыт, нужно иметь на базе (в авто) 50 км вариант, иначе ни фига не слышно. 2) Бинокль. И так понятно, зачем. 3) «Сайга» отобьет охоту у архов подходить. Сойдет и травматический ствол, похожий на настоящий. 4) Но самое действенное – это собачка. Такая добрая, пушистая, голодная. Думаю, никто не рискнет подходить. 5) Рюкзачок для разобранного прибора. Далее – действия. 1) Получаем по радиостанции (мобиле) сигнал, что ведется «охота». Разбираем прибор и кладем в сумку. Само собой, разобранным прибором искать невозможно (если само действо не заснято на видео, доказать «участие» прибора в поиске сложно). 2) Лопату хоть и жалко, но в «сжимающемся кольце врагов» лучше выкинуть. Потом можно отдельно приехать и подобрать, если она еще будет лежать. 3) «Окружили машину». Чел (лучше хозяин) без лопат, приборов и т.п. совков идет к машине. Говорит по базовой радиостанции, что хочет (кто ему может что запретить). Все попытки его задержать превращают архов в нарушителей. Даже если его не отпускают силой, то приехавшие менты будут вынуждены его отпустить («брателла помирает, чай из зверобоя, мяты и т.п. просит, а эти изверги наносят физический, моральный ущерб, ограничивают свободу перемещения…») Эти штанодыркопротиратели не должны нарушить покой тех, кто ходит в зоне экстрима. Партизанские методы ведения войны вполне подойдут. Читая их сайты, пришел к выводу, что все эти городища/курганы им до известного места (за исключением единиц). Всем нужны только ДЕНЬГИ. И архам, и тем более ментам. Из двух исследованных мной городищ оба были перекопаны/перепаханы колхозниками или дачниками с самозахватом земель, на обоих находились МУСОРНЫЕ СВАЛКИ!!! и на одном была табличка, что здесь все запрещено, причем табличка была на максимальном удалении от городища и была отделена от него еще и рекой.»

Татьяна Хмельник

 Info

В 2004 г. в законодательство Новгородской области была введена новая норма, по которой жители области, обнаружившие археологический объект, должны были нести административную ответственность за сокрытие этой информации от специалистов. Для тех, кто утаит от археологов факт обнаружения подобного объекта, в законодательстве предусматривались штрафы в сумме от 10 до 20 МРОТ. К моменту принятия законопроекта в регионе на государственном учете находились 4 тыс. 677 памятников истории, из которых 56 являлись памятниками всемирного значения и охранялись ЮНЕСКО. Несанкционированный раскопки могут повлечь за собой возбуждение уголовного дела по статье 243 УК РФ («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры»).

 Статья написана в 2008 году