ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ПОЧТОВЫХ СТАНЦИЙ НА НАРВСКОМ ТРАКТЕ








Почтовая станция в Каськово (всего фотографий: 7)

      В Кипени на Нарвском шоссе у автобусной остановки сразу за перекрестком со светофором (если ехать из Санкт-Петербурга) стоят несколько обшарпанных одноэтажных зданий. Одно из них – достаточно протяженное и ободранное, с охранной доской памятника. Если ехать по шоссе дальше в сторону Кингисеппа, то аналогичные постройки с разных сторон дороги можно увидеть в Каськове, Чирковицах и Ополье. Это почтовые станции, построенные в 1808 году по проекту архитектора Луиджи Руска. Обычно во всех путеводителях и рассказах все просто ограничиваются этой стандартной фразой, но мы расскажем чуть больше, поскольку именно почтовые станции на Нарвском тракте стали своеобразным «пилотным проектом» по реорганизации почтовой службы в России еще в XVIII веке.

Почтовая станция в Кипени

      На самом деле почтовые дома появились гораздо раньше, еще XVI веке, в составе так называемого «яма». Сам ям, состоящий из ямской слободы и почтовой станции, с XVI века, строился по специальным указаниям из Москвы. В зависимости от важности яма приезжал специальный «стройщик», который в начале определял ямских охотников, а затем занимался получением земель для самой слободы и ямского двора, пашенной земли, пожней и лесных угодий, а иногда и ямских оброчных деревень. Под ямской двор обычно выделялся участок размером либо 60 на 80 либо 100 на 100 метров. Так же определялись земельные наделы под дворы ямским охотникам, для их огородов и т.д. Размеры участков были разные: где-то маленькие – 80 на 20 метров под жилой двор, где-то побольше - 80 на 50 метров. Долгое время ямская станция выглядела следующим образом: несколько изб, конюшен и сенников, которыми окружают двор площадью около 3000-5000 квадратных метров, обнесенных забором.
     Однако особенность Нарвского тракта заключалась именно в строительстве почтовой станции по типовому проекту. Первым, кто начал разрабатывать типовые проекты почтамтов, был Николай Александрович Львов. Эти проекты были реализованы в нескольких городах страны. А вот непосредственно на почтовом тракте, за городом,  типовые почтовые станции стали строить только в начале XIX века.
     24 апреля 1800 года Главный директор почт граф Ростопчин доложил Павлу I, что для приведения почтовых домов в надлежащее состояние потребуется «великая сумма, несоразмерная остающимися за издержками доходов». По расчётам Ростопчина, потребность в почтовых домах для нормальной работы почты только в восьми западных губерниях составляла 3 352 здания. Поэтому он предложил ограничиться 50 тысячами рублей в год и начать строительство на наиболее важных дорогах, в остальных случаях выкупать обычные дома у частных людей с небольшой модернизацией.

Почтовая станция в Каськово

       Одним из первых примеров такой модернизации снова стал Нарвский тракт. Обычно в популярной литературе пишут, что строить новые станции на Нарвском тракте стали после того, как было написано письмо то ли Александру, то ли министру внутренних дел, что, дескать, путникам нет пристанища на всем почтовом тракте, и только в Ямбурге есть трактир. Версия эта, как всегда, имеет под собой некую реальную основу, но к появлению станций она не имеет никакого отношения. На самом деле такое письмо было написано на имя В.П. Кочубея 27 декабря 1806 года, когда уже строились новые почтовые дома и посвящено оно было неудобствам почтовой экспедиции.
      Настоящей причиной появления новых почтовых станций, скорее всего, связано с активным участием России в европейской жизни, а уровень дорожного сервиса был на весьма низок. Как мы уже отмечали, ещё в XVIII веке из Санкт-Петербурга часто ездили в Европу именно через Нарву и далее через Эстляндию, Лифляндию, где и дороги и постоялые дворы с корчмами были гораздо лучше, чем в Псковской или Новгородской губерниях.

Корчма и почтовая станция в Рынгу (Эстония)

      Участились поездки в Европу высокопоставленных лиц и европейцев в Санкт-Петербург. Прежние условия размещения на почтовых станциях были, мягко говоря, некомфортны. Летом 1805 года Россия вступила в третью антифранцузскую коалицию, в августе на поддержку австрийцам отправилась 50-тысячная армия под командованием М.И.Кутузова, а 1 сентября того же года появляется письмо за подписью Александра I. Приведем его полностью:
«Дмитрий Прокофьевич!
     По известному вам предположению о построении из почтовых доходов, до будущего общаго по сей части положения по Нарвскому тракту почтовых домов, утвердить распоряжение по приведению сего в действие от Министра Внутренних дел МНЕ представленные, Я поручаю вам изчисленные предварительно на построение пяти почтовых домов сумму всего сто пятьдесят тысяч рублей отпустить до распоряжения его из сумм Почтового Департамента».
Далее подписано собственною Его Императорского Величества рукою:
«В небытность Главного Директора почт исполнить по сему Почтовому Правлению. АЛЕКСАНДР»
В дальнейшем в деле о постройке почтовых домов фигурировал Президент Главного Почтового Правления Григорий Павлович Кондоиди.
     Именно это письмо, именуемое в дальнейшей чиновничьей переписке указом, и послужило отправной точкой по строительству почтовых домов на Нарвском тракте по проекту архитектора Луиджи Руска. Проектом предусматривалось строительство новых почтовых домов на станциях Кипень, Каськово, Чирковицы, Ополье и Нарва. Почтовые станции в Стрельне и в Ямбурге решили заново не строить. Четыре станции строились в расчете на 35 лошадей, а Нарвская станция предусматривала 45 лошадей. К строительству новых зданий приступили в апреле 1806 года, причем три станции (Каськово, Чирковицы и Ополье) решили строить на местах старых станций.

Двор почтовой станции

    В Нарве здание новой станции стали строить в ста двадцати пяти саженях от старой станции. Деревянный дом старого почтового дома был продан с публичного торгу за 52 рубля генерал-майору Яфимовичу. Прежние деревянные почтовые дома с других трех станций были проданы с публичных торгов за 305 рублей, а для исполнения роли почтовых зданий были временно арендованы частные дома. Строительством руководил артиллерийский майор Экеспарре (в 1807 году он получит звание подполковника). Архитектурный надзор осуществлял архитектор Цап, а главным подрядчиком на поставку строительных материалов стал купец Василий Крашенников. В январе 1807 года Экеспарре доложил министру внутренних дел графу Виктору Павловичу Кочубею, что на строительство пяти домов и ремонт почтовой станции в Ямбурге уже потрачено 159 054 рубля, а для окончания всех работ по строительству станций требуется, к ранее выданным, еще 38 062 рубя. Зная бюрократические особенности делопроизводства, граф Кочубей повелел выдать на достройку 20 000 рублей уже в апреле 1807 года и начать проверку расходования ранее выданных средств. Счётная комиссия министерства тщательно проверила все счета, отчёты и расписки и составила акт, где указала, какие суммы и почему она не может принять. Так, например, проверяющие посчитали, что фактические затраты на подвоз материалов (кирпича и брёвен) не соответствуют сметным расчетам – разница составила 2310 рублей. В отчёте не были тщательно расписаны табели и нормы оплаты рабочих на сумму 4307 рубля. Не нашли проверяющие и расписки в получении 6000 рублей за оприходованный кирпич (один миллион штук) и т.д.. На все замечания проверяющих были получены пояснения Экеспарре и всё это было сведено в единую таблицу. С этим отчетом граф Кочубей в июле 1807 года направился на доклад к императору. Резолюция монарха на просьбу зачесть все понесенные Экеспарре им расходы как законно произведенные на основе его объяснений была такова: «Принять в расчёт и чтобы таким образом счёты его с полученной суммой были окончены».

Флигель почтовой станции

     Надо отдать должное хитрости Кочубея: он не стал сразу просить о выделении дополнительных средств к ранее выданным - 38 тысяч рублей. С этим вопросом к императору он пришел чуть позже, уже в августе. Монарх и здесь согласился, разрешив выделить необходимые для достройки средства.
     Стройка шла, а почтовое ведомство начало задумываться о том, как дальше эксплуатировать новые здания. В декабре 1807 года был подготовлен проект Положения о почтовых станциях на Нарвском тракте, который был разослан на ознакомление действовавшим в то время держателям почтовых станций, которые обеспечивали деятельность почтового двора, подачу лошадей, содержание ямщиков и т.д.. Мнение почтодержателей было однозначным – такие правила они соблюдать не собирались. Ответ содержателей станций в Нарве (барон Штакельберг) и Ямбурге (Роман Бистром и Иван Роткирх) был практически идентичен – их не устраивала многие параграфы новых Правил. Например, по старому контракту они несли ответственность за возможные огрехи и ущерб своим имуществом. Новые Правила эту ответственность с почтодержателей не снимали, зато они приравнивали их к государственным служащим, с обязанностью подчиняться почтовому начальству. Таким образом, они должны были своим имуществом отвечать за последствия приказаний вдруг появившихся начальников. Кроме того, почтодержатели должны были за свои деньги снабдить станции всем необходимым и поддерживать их в рабочем состоянии, а стоимость услуг они изменить не могли. Другие содержатели –титулярный советник Форсандер и капитан Карл Теренберг (станции в Кипени, Каськове и в Стрельне) также отказались от этих изменений в ранее установленные контрактом правила, предложив взамен свои собственные Кондиции. Только по Ополью и Чирковицам возражений не было, ибо станции там содержали местные жители, предоставляя лошадей в качестве натуральной повинности.

Почтовая станция в Чирковицах

     25 апреля 1808 года все пять станций были построены и приняты Почтовым ведомством. Для их освидетельствования были направлены офицер осмотра почтовых станов Лаубе и архитектор Бернардичи. Счетная комиссия принялась проверять все отчеты подполковника Экеспарре на общую сумму 192 090 рублей. В эту сумму вошли полученные по императорским указам 188 тысяч рублей и ещё 4090 рублей процентов полученных с временно свободных средств. Практически одновременно были объявлены торги для желающих взять новые почтовые станции на содержание. Торги должны были состояться 15 и 22 мая 1808 года. Но, судя по всему, торги не состоялись и 27 мая Почтовое Правление, в связи с отказом почтосодержателей принять на себя вместе с содержанием станции ещё и содержание гостиниц, решило впредь, до появления желающих, выбрать и назначить лучших станционных смотрителей и поручить им смотрение над строениями, лошадьми и устроить их хозяевами гостиниц при почтовых станциях. А поскольку у станционных смотрителей денег на обустройство вновь построенных домов не было, то Почтовое ведомство решило полностью оснастить станции за казенный счет. Решением этой задачи занялся эконом Главного Почтового Правления Мельников. В июле-августе 1808 года он за 12014 рублей полностью оснастил станции мебелью, постельным бельем, посудой и кухонной утварью. В списке приобретённых вещей были как серебряные (84 пробы) так и оловянные столовые приборы, хрустальная и палевая столовая посуда.
    Было одно предложение в адрес почтового ведомства от Иоганна Юргенса, Антона Шюттера, Николы Кретца и Кристиана Романа. С ними велись переговоры, обсуждались стоимость оказания услуг в гостинице. Например, предусматривались такие расценки на обслуживание:
Порция кофию в коей три чашки - 1 руб. 20 коп.
Ломоть хлеба с маслом, жарким, солониной, сыром и проч. - 15 коп.
Обед из трех блюд состоящий - 1 руб. 20 коп.
Бутылка обыкновенного пива - 15 коп.
Рюмка гданской водки - 25 коп.
Порция глиндвейну - 2 рубля.
     Однако переговоры ничем на закончились – условия почтового ведомства оказались слишком невыгодными для ведения дела. Так что служить на почтовых станциях остались станционные смотрители.
     Окончательно все расходы по строительству почтовых домов были утверждены императором 23 октября 1808 года в сумме 192 090 рублей. Этим же указом предусматривалось выделение 3200 рублей (одна шестидесятая часть) в качестве амортизационных начислений. Причем 1066 рублей планировалось отпускать на мелочный ежегодный ремонт в первые пять лет и по 1600 рублей впоследствии. Оставшуюся часть денег предусматривалось откладывать под проценты, чтобы при необходимости можно было ими воспользоваться. В наши дни деньги на текущий ремонт тратят только в двух (Чирковицы и Ополье) из четырех сохранившихся на Нарвском тракте зданий почтовых станций.

Почтовая станция в Ополье

     Любопытен и такой факт. Впоследствии, на каждый проезд высочайших особ (великие князья, иностранный особы королевских кровей) составлялись специальные сметы по оплате постоя этих лиц на почтовых станциях. Так, например, проезд Великой княжны Марии Павловны в августе 1808 года по Нарвскому тракту обошелся казне в 3000 рублей за 139 верст дороги. В стоимость этих расходов входила оплата свечей, дров, фейерверков, доставка личных перин, одеял и подушек, оплата цветов и т.д. Кстати, проезд прусского короля в том же году обошелся русской казне всего в 959 рублей.

Александр Потравнов
Татьяна Хмельник

Статья  написана на основе документов  из РГИА (Ф.1289 Оп.1, д.135)