История зарыта в новгородской земле



Так собирают разбитые фрески (всего фотографий: 2)

Реставраторы и археологи по крупицам восстанавливают древности

Пошли последние недели перед самым значительным новгородским праздником новейшего времени – в середине сентября Великому Новгороду стукнет 1150 лет.

Полтора миллиона кусочков красоты

Понятно, что всех дел в городе не переделать ни к какому юбилею, одной только реставрации здесь непочатый край – центральная часть Великого Новгорода представляет собой сплошную череду памятников русского зодчества, стоящих под охраной ЮНЕСКО. А среди реставрационных работ особое место занимают работы по восстановлению древних фресок.
То, что делают новгородские мастера, кажется совершенно невероятным: из груды битого камня, штукатурки, перекрытий, разного мусора, в которую превратился расстрелянный во время войны храм, они выуживают тонкие кусочки штукатурки со следами росписи – и складывают их в изображение.
Тамара Анисимова, руководитель реставрационной мастерской «Фреска», вспоминает, как разбирали завалы в Успенской церкви на Волотовом поле:
- Храм, выстроенный в 1352 году и расписанный во второй половине XIV века, был признан шедевром русского зодчества еще до революции. Во время войны он был практически стерт с лица земли – осталась груда развалин, законсервированная, правда, в 1955 году, но все равно разбитые фрески разрушались. С 1993 по 2001 год наши реставраторы, которым помогали студенты, школьники, просто горожане, просеяли эту чудовищную груду обломков и отобрали более полтора миллионов кусочков штукатурки с росписью. Фрески решено было восстанавливать по довоенным фотографиям – на наше счастье, их сохранилось довольно много.
Проще всего, наверное, было по новым стенам – церковь полностью реконструировали – написать новые фрески, копируя снимки. Но это не реставрация. И мастерская Тамары Анисимовой, ученицы знаменитых реставраторов Грековых, взялась за беспрецедентное дело. Из этих полутора миллионов кусочков штукатурки они складывают изображение, склеивают его и возвращают в храм. Если посмотреть на этот процесс дилетантскими глазами, то становится не по себе: комнаты, уставленные сотнями лотков с фрагментами росписей, на столах под лампами – кальки с прорисовкой каждого сюжета фресок в натуральную величину, и художники-реставраторы ищут на этих лотках кусочки, подходящие к остальным. Гигантский многочастный пазл, собрать который могут только профессионалы. Среди сотрудниц – не только опытные, есть и молодые, в основном, студентки Новгородского университета, архитекторы, реставраторы и художники. Недавно закончившая университет по специальности архитектура Мария Глодань долго смотрит на разные лотки, потом выуживает оттуда кусочки штукатурки, на вид – все одинаковые - и пристраивает их на место. Кусочки становятся частью изображения. Маша еще неопытная:
- Когда я сюда пришла, думала, что невозможно найти ни одного соединения – так называют соседние фрагменты. Но за два дня глаза у меня привыкли к работе, а потом появилось и чутье. Теперь работаю, конечно, медленнее других, но соединений шесть-двенадцать за день нахожу.
Опытные находят до 30 соединений. И эта работа продолжается уже несколько лет. Несколько фресок уже возвращено на стены Успенской церкви. Но судя по количеству лотков с кусочками росписей и по незаполненным местам на кальке, работать реставраторам здесь еще не один год. При этом Тамара Анисимова с коллегами начинают еще одну не менее сложную реставрацию – церкви Михаила Архангела на Сковородке. Там та же ситуация: куча мусора, а в ней – фрагменты росписей. Но работать на Сковородке будет еще сложнее: к этой церкви нет дороги, она отделена от Новгорода рекой, каналом и болотом, и весь материал придется выносит до берега вручную, а дальше – только на лодке.

Соленый город

Великий Новгород известен и как самый значительный археологический комплекс России – нигде в нашей стране больше нет такого мощного, такого интересного культурного слоя, ведь здесь 1150 лет кипела городская жизнь.
Но у Новгорода есть и пригород, до которого теперь всего час езды вокруг озера Ильмень, а раньше – прямиком по озеру, с северного берега на южный. Старая Русса росла и развивалась в прямой привязке к старшему и великому соседу, но у нее был один товар, за которым и из Новгорода не брезговали явиться, и из более дальних мест. Это знаменитая старорусская соль, послужившая причиной возникновения древнего поселения. Соленые источники, которые по-прежнему исправно бьют в Старой Руссе, сделали всех жителей солеварами, а некоторых – и богатыми купцами, отправлявшие караваны судов в Великий Новгород и дальше по Волхову.
Вот и вырос культурный слой в Старой Руссе ничуть не хуже, чем в метрополии – оба этих слоя объединяет еще и степень сохранности вещей, которые консервировались в этой болотистой почве значительно лучше, чем в сухих и песчаных местностях. Старорусская археологическая экспедиция, возглавляемая доцентом кафедры отечественной истории Новгородского университета Еленой Тороповой, год за годом добывает такие артефакты, которыми могла бы гордиться любая археологическая коллекция. Заместитель начальника экспедиции, старший научный сотрудник Новгородского объединенного музея-заповедника Сергей Торопов ведет нас на второй этаж небольшого домика на одной из центральных улиц города – это база археологов, здесь они живут и работают с откопанными артефактами перед передачей их в музей:
- Тесновато, но мы привыкли. Вообще-то домик этот XVIII века, пострадал в войну, как и вся Старая Русса, поэтому перестраивался, раньше здесь был НКВД, после войны – милиция, а сейчас под нами мастерская «Ритуальные услуги». Мы к этому относимся философски – сами часто с погребениями работаем. Но самое главное – мы восстанавливаем по крупицам жизнь древнего города, который лишь немногим младше Новгорода.
Вещи из раскопа – а сейчас экспедиция занята XI-XII веками, - надо сразу обрабатывать. Кожаные предметы поступают в холодильник на просушку, дерево – в специальный раствор, чтобы не трескалось, ткань и войлок тщательно промываются и сушатся под прессом. Среди находок есть совершенно уникальные: например, несколько энклопионов, церковных свечей и чаша с крестом, все из одного уголка одного слоя. Поразительно: на Руси едва только еще приняли христианство, а в Старой Руссе почти сразу появились адепты новой веры! В то же время до сих пор не очень понятно, как выглядели знаменитые солеварницы, - не находилось ни одной целиком, и даже ни одного целого црена (железного противня для выпаривания соли) никто не видел.
Все, что найдено за полевой сезон, поступает на временную выставку – на пару месяцев – в Старорусский краеведческий музей, филиал Новгородского музея-заповедника, а потом перевозится в Новгород. Лучшие из предметов старорусской археологической коллекции выставляются уже там. А археологи закрывают раскоп на зиму и готовятся к новым открытиям, разбирая достижения этого года.

Татьяна Хмельник 

сентябрь 2009 года