К ВОПРОСУ О КУЛЬТОВОСТИ ВАЛУНА ИЗ ДЕРЕВНИ МАРАМОХА


(всего фотографий: 1)

    Первые научные сведения о камнях с загадочными символами в окрестностях деревни Марамоха (Маромохи, Морамохи - встречается несколько вариантов написания в разное время) появились в начале XX века. В 1914 году в "Известиях Археологического общества" была опубликована небольшая заметка об археологических работах В.В. Гольмстен в Опочецком уезде Псковской губернии. Там, в частности, было написано: "Из других древностей, встреченных в Опочецком уезде, следует упомянуть о камнях с высеченными на них непонятными знаками. Таких камней, имевших, по-видимому, религиозное значение у древних финских племен, найдено три к югу от станции Новгородки, верстах в семи"  (Археологические исследования, 1914, с.129). Н.Ф. Окулич-Казарин, составляя археологическую карту Псковской губернии, указывает один из таких камней с более точной привязкой: "Д.Гверстель (Марамоха), камень с выбитыми знаками" (Окулич-Казарин, 1914, с.172). Затем об этих камнях в течение длительного времени никто не вспоминает.

      С.С. Гейченко в книге "Пушкиногорье" пишет: "...Стоит чудо-юдо камень. Не камень, а кит. Он поставлен здесь восемь лет назад среди других замшелых валунов, исстари опоясывающих холм. Нашёл я этого "кита" в деревне со странным названием Мараморы. Лежал он зарывшись глубоко в землю, на месте теперешнего загона колхозного стада, и только нос камня торчал на поверхности. " (Гейченко, 1981, с. 171). Мараморы - так Семён Степанович назвал деревню Марамоха. Однако А.С. Попов в своей книге "Дорога к истоку. Записки краеведа" приводит несколько отличную версию событий: "После нашей публикации в журнале «Наука и жизнь» этим памятником заинтересовался С.С. Гейченко, тогдашний директор Пушкинского заповедника в Михайловском. По его указанию камень погрузили на трейлер и доставили в заповедник. И теперь он лежит там, обозначая границы «дедовских владений»". (Попов,  2009, с. 431-432).

Общий вид камня в Пушкинском музее-заповеднике

Рис. 1. Общий вид камня в Пушкинском музее-заповеднике

     Итак, найденный Верой Гольмстен загадочный камень в 1970-х годах был перевезен из деревни Марамоха в Пушкинский музей-заповедник Михайловское и положен рядом с дорогой Пушкинские Горы - Носово в 250 метрах от большой автомобильной парковки недалеко от д.Савкино. Рядом с валуном установлена табличка зелёного цвета, сообщающая что это археологический памятник и "Культовый камень - I тыс. н.э ". (рис.1)

    Действительно, практически во всех публикациях, которые мы видели, этот камень считается культовым. Так, например, С.С. Гейченко, ссылаясь на мнение не названных специалистов, называет  его "жертвенным святилищным камнем древнейшей эпохи" (Гейченко, 1981, с. 171), а в статье, посвящённой следам язычества на Псковщине, А.А. Александров  относит его к "чашечным камням" (Александров, 1983, с. 13). Кстати, в списках памятников регионального значения числится объект с аналогичным названием, расположенным "у развилки дорог Михайловское - Тригорское". В принципе, похоже, что речь идёт именно о том валуне который был найден в Марамохах и перевезён в музей-заповедник в 1970-е годы.

    Итак, есть валун, который считается культовым камнем далёкого прошлого. Но можно ли считать его таковым? Что дало повод придать этой гранитной глыбе, принесённой сюда ледником, статус  языческого объекта поклонения и жертвоприношения? Все сторонники "языческой теории" указывают на 11 круглых углублений, которые, по их мнению, каким-то образом связаны с культовостью. Ну что же, людям исстари свойственно всё непонятное и непривычное связывать с чем-то мистическим и сакральным. Поэтому постараемся внимательно рассмотреть эти углубления и выяснить, что же это такое и есть ли другие, кроме мистических, объяснения их появления и использования.

Общий вид и расположение углублений-котлов

Рис. 2. Общий вид и расположение "углублений-котлов"

   На гранитном валуне мы видим 11 углублений, расположенных уступами и выполненных в виде круга с диаметром в диапазоне 30-50 см (рис. 2). Центральная часть днища всех этих углублений неровная, чаще всего выпуклая и с явными следами сколов. Верхняя часть краёв углублений сглажена и выглядит полированной, в нижней части чётко прослеживаются выдолбленные в граните окружности, при этом верхний диаметр углублений больше нижнего на 20-30%  (рис. 3).

Вид сверху на углубления-котлы

Рис. 3. Вид сверху на углубления-"котлы"

    Возможно ли образование таких углублений естественным способом? На наш взгляд, нет. Известные нам углубления в гранитных скалах, так называемые "котлы" выглядят совсем иначе - они разного диаметра (достигают 2-х метров), намного глубже (нам известны образцы глубиной до 4 метров), все стены и днище полированные, а центральная часть углубления вогнутая, а не выпуклая (рис. 4). В связи с этим можно достаточно уверенно сделать вывод, что все эти углубления имеют искусственное происхождение.

Углубление-котел с выпуклой частью днища

Рис. 4. Углубление-"котёл" с выпуклой частью днища

   Теперь порассуждаем - с какой целью могли быть созданы эти углубления-"котлы". Для этого важно обратить внимание на три особенности этих углублений. Первая особенность - ярусное расположение кругов. Вторая - выдолбленная по окружности канавка, которая оказывается глубже центральной части. Третья особенность - неровная, со сколами, выпуклая центральная часть этих углублений (рис. 5).

Одно из углублений-котлов. Вид сверху

Рис. 5. Одно из "углублений-котлов". Вид сверху

    Внимательно рассмотрев перечисленные особенности, мы пришли к выводу, что целью образования этих кругов было не создание углубления-"котла" в камне, а добыча куска гранита нужного диаметра и толщины. Для каких же целей мог использоваться камень толщиной 5-10 сантиметров и диаметром 30-50 см? Каменное колесо или нечто иное? Мы не станем выдумывать что-то экстравагантное, а обратим внимание на давно известные факты. К примеру, в археологии хорошо известны каменные жернова для ручных мельниц. Б.А. Рыбаков отмечает, что " ...средний размер русских жерновов 35-40 см..." (Рыбаков, 1945, с. 19). Возможно ли, чтобы из рассматриваемого нами валуна изготавливали жернова для ручной мельницы?  По мнению Р.С. Минасяна, мельничные жернова изготавливались из местных (подручных) материалов - гранит, песчаник, базальт и т.д. (Минасян, 1978, с. 103). В рассматриваемом нами районе самым обычном материалом являются ледниковые валуны, в том числе и гранитные. Обычно гранит в качестве материала для жерновов считался не самым лучшим материалом, поскольку рабочие поверхности быстро шлифовались. Но поскольку сортов гранита много, то для изготовления жерновов предпочитались те, "которые обладают пористостью, или из тех, в которых попадаются острые кристаллы" (Вебер, 1883, С.124). Более того, "более твёрдые камни идут для размола пшеницы, а мягкие для размола ржи" (там же). Так что изготовление гранитных жерновов в данной местности вполне допустимо, даже при том, что этот материал не был лучшим выбором. Кстати, находки гранитных жерновов для ручных мельниц известны, в частности, в Великом Новгороде (Гайдуков, 1992, с. 106).

    Таким образом, рассматриваемый нами гранитный валун вполне мог быть использован для изготовления мельничных жерновов. Размеры углублений также соответствуют размерам средневековых русских мельничных жерновов. В работе Г.Б. Сафоновой  отмечается, что "диаметр как верхних, так и нижних камней колеблется в диапазоне 30-60 см, причём наиболее часто встречаются средние параметры 35-45 см" (Сафонова, 2006, с. 178).

    Итак, материал валуна (гранит) и размер круговых углублений позволяют предположить, что перед нами монолит, из которого могли вырубать мельничные жернова. Известны ли подобные способы изготовления жерновов в других местах? Оказывается - да, хорошо известны, в частности, в Норвегии. В связи с этим обратим внимание на технологию производства мельничных жерновов из монолитной скалы на примере древней норвежской каменоломни (VIII-XVI вв.) у городка Hyllestad. На рис. 6 схематично представлена реконструкция добычи заготовок для мельничных жерновов из альмандинового сланца.

 Схема добычи заготовок для мельничных жерновов в карьере Hyllestad

Рис. 6. Схема добычи заготовок для мельничных жерновов в карьере Hyllestad (Grenne, 2008, с. 57-58)

    Мы посетили этот древний карьер, где организован Millstone Park и осмотрели выработки заготовок жерновов разных диаметров (рис. 7 и 8).

Скальная стенка со следами добычи жерновов в каменоломне Hyllestad

Рис.7. Скальная стенка со следами добычи жерновов в каменоломне Hyllestad

    Итак, по норвежской технологии получается, что верхний диаметр углубления, остающегося после выломки жернова, также оказывается больше нижнего. Кроме того, становится понятным, что для выломки заготовки требуется открытый доступ к нижней плоскости жернова.

Незаконченный жернов в каменоломне Hyllestad

Рис.8.  Незаконченный жернов в каменоломне Hyllestad

   Теперь снова вернемся к рассматриваемому нами валуну в Пушкинском музее-заповеднике. Первая часть подготовки к получению жернова практически полностью идентична норвежской методике: намечается окружность и по этой линии выдалбливается канавка на глубину, превышающую необходимую толщину заготовки. Теперь обратим внимание на то, что углубления-"котлы" расположены на валуне уступом так, что нижняя часть каждого из них оказывается на самом краю (рис. 9). Такое расположение, на наш взгляд, позволяло делать горизонтальный подруб заготовки с целью её извлечения из монолита всего с одной стороны. Именно этим способом извлечения цельного куска и объясняется неровность со сколами в центральной части дна углубления.

Ступенчатое расположение выемок для добычи жерновов

Рис. 9. Ступенчатое расположение выемок для добычи жерновов

     Таким образом, в результате предварительного сравнения валуна из Марамохи и каменных ломок Hyllestad в Норвегии можно сделать вывод, что для добычи заготовок мельничных жерновов из монолита использовалась сходная технология. Кстати, получение заготовки путем выбивания специальным инструментом по намеченному на плоской поверхности контуру использовалось при изготовлении каменных крестов - как в Норвегии, так и на псковской земле.

    Учитывая сложность изготовления мельничных жерновов, академик Рыбаков считал, что "тяжёлое ремесло жерновника (или жерносека), помимо сложных работ по добыче материала, требовало сложного инструментария, точной работы над камнем и оснащения постава железными деталями. Всё это говорит за полный отрыв ремесла жерновников от земледелия, хотя никаких подтверждений этого в письменных источниках мы не находим" (Рыбаков, 1948, с. 565). Вполне возможно, что рассматриваемый нами валун может служить своего рода доказательством существования такого "мастера-жерновника" в окрестностях деревни Марамоха.

    Резюмируя сказанное выше, мы считаем, что валун, перевезённый из д.Марамоха в музей-заповедник Михайловское и стоящий на учёте как "культовый камень 1 тыс.", является средневековой "мини-каменоломней" по изготовлению заготовок каменных жерновов для ручных мельниц местным "мастером-жерновником".

Александр Потравнов

Татьяна Хмельник