КАК СОЗДАВАЛСЯ ПРЕСЛОВУТЫЙ «КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС»


(всего фотографий: 1)
  Наличие диспропорций в жилищном вопросе всегда характерна для государства, где граждане обладают различными уровнями дохода. Говоря проще - человеческое жильё обычно соответствует хозяйским деньгам. Однако новое государство, в которое превратилась бывшая Российская Империя после 1917 года, занялось искоренением богатых и декларацией пресловутого равенства. Как это повлияло на жильё граждан?

ОТ УПЛОТНИЛОВКИ - К ЖИЛИЩНЫМ ТОВАРИЩЕСТВАМ

   Одним из первых решений "квартирного вопроса" стали поправки, лично написанные В.И. Лениным в 1918 году к одному из декретов: "...Богатой квартирой считается также всякая квартира, в которой число комнат равняется или превышает число душ населения, постоянно живущего в этой квартире. Владельцы богатых квартир обязаны немедленно, под угрозой конфискации всего имущества, представить (...) в 2-х экземплярах заявление об освобождении одной из двух богатых квартир на нужды бедного населения столицы (то есть две богатые семьи, имеющие две богатые квартиры, обязуются поселиться, в течение данной зимы, в одной из своих квартир, предоставляя другую, ввиду крайней нужды, созданной войной, в пользование бедного населения)".
   Однако гражданская война закончилась, и на смену политике военного коммунизма в стране была провозглашена новая экономическая политика (НЭП). В бытовом сознании "нэпман" обычно представляется в виде карикатурного персонажа деградирующего бесноватого торгаша. На деле НЭП представлял собой тот реальный  механизм, который помог вытащить страну из тотальной разрухи. В стране были организованы тресты, новые банки, развивалась кооперация, начала восстанавливаться промышленность, пошло активное жилищное строительство. В 1924 году официально разрешаются жилищные кооперативные товарищества, в которых правила по заселению, содержанию и уплотнению определяются самими кооперативами, а не государством. В результате при крупных предприятиях и трестах начинают строить свои жилые дома и даже целые городки.
  Одним из таких кооперативных жилых городков и стал Палевский жилмассив. Его название связано с бывшей ситценабивной фабрикой Карла Паля, переименованной в фабрику Ногина. Именно эта фабрика и стала одним из главных инициаторов строительства городка в 1925 году. Сегодня, когда строятся ужасающие по своей монструазности жилые массивы на окраинах Петербурга, этот городок выглядит каким-то игрушечным и очень уютным.


Дворовой фасад домов

СТРАДАНИЯ ПАЛЕВСКОГО ГОРОДКА

   Обычно, когда пишут о строительстве 1920-х годов, говорят о том, что в результате войны были плохие стройматериалы, что не хватало специалистов. Но чтобы сделать хороший кирпич, не нужно обладать прогрессивными дорогим оборудованием - просто необходимо соблюдать хорошо известную всем технологию. До революции Петербург был практически окружен большим количеством кирпичных заводов, выпускавших кирпич такого качества, что некоторые современные предприятия не могут его повторить. Однако отсутствие должного контроля и конкуренции привело к тому, что выпускавшийся в 1920-е годы кирпич действительно часто был не самого лучшего качества. То же самое касалось и изделий из дерева. Даже несмотря на то, что очень много строевого леса из ближайших местностей отправлялся на Украину и в Крым, на постройку жилых домов его вполне хватало и претензий к его качеству у строителей не было, как не было нареканий и к качеству портландцемента. Кроме того, на строительстве домов в 1920-е годы трудились практически те же самые рабочие (каменщики, столяры, кровельщики, плиточники и т.д.), что строили дома в Петербурге (Петрограде) и перед революцией!
  Жилые двухэтажные дома Палевского городка архитекторов А.И. Заозерского и Н.Ф. Рыбина очень напоминают по своей сути европейские "таунхаусы". Но, несмотря на оригинальный и привлекательный внешний вид, к этому проекту уже в 1927 году предъявляли серьезные нарекания: "Планировка 2-х этажных домов очень неудачна и не продумана, ступенчатый фасад много создает сырых углов и угловых комнат с большой охлаждаемостью стен. Во многих квартирах печи установлены совершенно нерационально. Чердаками могут пользоваться только квартиры 2-го этажа, т.к. ходы имеют только с 2-го этажа из кухонь квартир. Помещения для ванн обратились на деле в пустующие помещения и холодные комнаты не годные ни для чего. Качество столярных изделий ниское, приборов также. Печи в первых пяти домах совершенно неудовлетворительны, кладка их обваливается в кожухах, отходят от стен, дымят не нагреваются. Подлежат переукладке и переконструированию. Чердаки ниские. Крыши окрашены неудовлетворительно, краска хоть и дорогая (яр.-мед.) но сползает и железо местами проржавело."
  Итак, претензии не только к планировке, но и к низкому качеству исполнения. И связано это низкое качество было в том числе со стремлением к тотальной экономии и удешевлению. Причем требования по экономии носили директивный характер.


Наружный фасад домов городка

ДОМ ПОРОСЁНКА ДОЛЖЕН БЫТЬ КРЕПОСТЬЮ

   В 1927 году была принята директива СТО (Совет труда и обороны) об удешевлении строительства на 1927—28 г. на 15% против 1926—27 г. В Ленинграде задумались, как же это можно сделать. Структура затрат Ленинградстроя в общем виде выглядела приблизительно следующим образом: 61% - стоимость материалов, 27,5% - зарплата с начислениями (кстати, начислений на зарплату было 16,35%), 6,5% - административно-технические расходы, 2,5% - госповинность, 2,5% - прибыль.
В качестве конкретных мероприятий было решено:
- упрощение отчётности с целью сокращения административного штата;
- перенос работ на более ранний срок (то есть начинать общестроительные работы в Ленинграде предлагалось уже в марте);
- корректировка и оптимизация коэффициентов по застройке: увеличение отношения жилплощади к общей площади и уменьшения объёмного коэффициента (количество строительных кубометров на 1 квадратный метр жилой площади);
- применение облегчённых и удешевлённых конструкций (межэтажные перекрытия, уменьшения расхода леса на столярку, бетонные ступени и т.д.).
   Так что не удивительно, что не только экономии при выполнении строительных работ требовали центральные органы власти. Все строители очень хорошо понимали, что "меры по удешевлению - это уменьшение жилой нормы и понижение уровня благоустройства жилых домов". На многочисленных совещаниях звучали разные призывы. Были предложения снизить расходы на проектирование и на производство работ. Один из главных апологетов по экономии в строительстве профессор Л.А. Серк предлагал вместо сплошных кирпичных стен применять стены типа "Герард" - это две относительно тонкие кирпичные стены с засыпкой между ними шлаком или заполнением шлако-бетоном. Когда архитектор Герард в конце XIX века предложил свой метод, он указывал, что на такие стены используется значительно меньше кирпича, но не какого попало, в наилучшего, при этом техника кладки должна быть очень высокой, иначе стены просто разваливаются. Также профессор Серк пел осанну бетонным камням типа "Амби", Прохорова и т.п. Камни "амби" хороши для приусадебных сараев и небольших домиков, но не для городских жилищных массивов, ибо эти бетонные блоки можно было выделывать кустарным способом, в дощатой форме. А пустотелые бетонные блоки Прохорова, предложенные ещё в 1912 году и усовершенствованные позже (такой камень назвали "Крестьянин"), содержали засыпку, в основном, шлаком. Так или иначе, все жилые здания, строившиеся одновременно с Палевским городком и чуть позже, пострадали от этих удешевлений. А поскольку многие из этих домов остаются жилыми до сих пор (например, комплекс на Тракторной улице или Рабочий городок при ГРЭС "Красный Октябрь" на Октябрьской набережной), то их жильцы при эксплуатации зданий и ремонте сталкиваются с проблемами, заложенными при строительстве.


Рабочий городок при ГРЭС

УЗКИЕ ЛЕСТНИЦЫ, ОБЩИЕ КУХНИ
   
   Профессор Серк также считал, что остальные элементы конструктивной схемы домов, применяемые в СССР, таят в себе значительное количество архаизмов и недопустимого расхода материалов:
- конструкции межэтажных перекрытий должны быть облегчены и упрощены, а толщина дощатых полов - уменьшена;
- конструкции крыши и прежде всего стропила должны быть упрощены и облегчены;
- окна и двери должны быть облегчены;
- лестницы должны иметь минимально требуемую ширину.
   Итак, судя по предложениям, вопрос комфорта и удобства для проживания даже не рассматривался - важно было построить нужное количество помещений в сооружениях, которые не упали бы в скором времени, и в котором, можно было бы готовиться к трудовым будням, спать и воспроизводить рабочую силу.
   Вовсе не удивительно, что при логическом развитии такого подхода 19 марта 1927 года принимается Постановление Экономического совещания РСФСР, в котором даётся вполне конкретная целевая установка: "Придавая исключительно важное значение осуществлению исполнительными комитетами, государственными учреждениями и кооперацией экономически целесообразного рабочего жилищного строительства, Экономическое Совещание Р.С.Ф.С.Р. постановляет: (...) Обратить внимание ведомств Р.С.Ф.С.Р., исполнительных комитетов, государственных учреждений и их хозрасчётных предприятий и кооперации, осуществляющих рабочее жилищное строительство, на целесообразность проведения в жизнь строительства типов домов с коллективным использованием вспомогательной площади (как-то: кухни, столовой, ванных, прачечных и пр.)."

16 КВАДРАТНЫХ АРШИН ДЛЯ ШАРИКОВА 

   Таким образом, именно благодаря этому политическому решению предписывалось строить новые коммуналки. До этого, в 1920-х годах, при новом жилищном строительстве Ленинграда строились исключительно индивидуальные жилые квартиры. При восстановлении старых домов, заброшенных или недостроенных, доля индивидуальных квартир достигала 80%. В 1927 году в основном строили 4-этажные дома, в 1926 году 3-4 этажные, а в 1925 году - 2-3 этажные дома. Число квартир в 1926/27 годах в среднем на один дом достигало тридцати. Обычно в доме было пополам двухкомнатных (жилая площадь 30-25 квадратных метров) и трёхкомнатных квартир (56 метров). Высота потолков - 3 метра. Отношение жилой площади к полной - 0,73.


Жилмассив на Тракторной улице

   Конечно, коммунальные квартиры, безусловно, в то время уже существовали, но они, в основном, были связаны с исполнением старых директив по уплотнению жильцов, обладающих излишками жилплощади. С 1919 года минимальной санитарной нормой считалось 18 аршин жилой площади (9 квадратных метров) на человека, которую потом уменьшили. В Москве, как мы помним, Шариков требовал у профессора Преображенского 16 аршин жилой площади. И действительно, такая норма была утверждена Моссоветом 24 июля 1924 года. При этом до революции таких норм не было и квартиры строились иными - большими и просторными. Но это же не по-социалистически! Вот цитата из отчета Райкоммунотдела Центрального района Ленинграда в 1927 году: "Ввиду того, что квартиры по своему внутреннему плану мало удовлетворяют условиям необходимым для совместной жизни нескольких семей, некоторая часть населения вынужденно занимает квартиры с большей площадью, чем это требуется условиями жизни семьи. Неравномерное распределение жилой площади по указанной причине пока ещё не устранены, но в этом отношении за небольшой сравнительно промежуток времени наблюдаются заметные благоприятные изменения. Размеры занимаемой населением излишней площади падают..." Вот радость-то какая - излишки уменьшаются!
   В результате этого государственного стремления к коммунальщине и стали появляться изуверские по своей сути проекты, с обобществлением практически всего пространства - туалетов, душевых, кухонь и т.д. И от этого печального наследия Петроград-Ленинград, даже став снова Петербургом, ещё никак не избавится...

Татьяна Хмельник, Александр Потравнов