Мокрое дело



Ворота речного порта (всего фотографий: 2)

Великий Новгород мог бы зарабатывать на водном транспорте, но пока деньги плывут мимо

   В ходе своего последнего визита в Великий Новгород министр транспорта Игорь Левитин сообщил, что намерен всячески способствовать превращению города в портовый и чуть ли не вернуть ему ганзейскую славу, когда купцы из разных стран вереницей двигались по Волхову. Но сказать легко, легко ли сделать? На пути к водному процветанию Новгорода есть ряд серьезных проблем.
Одна из проблем – не самая глобальная, но зато реально решаемая. В Новгороде практически нет порта. Пассажирского никогда и не было – просто стоял типовой дебаркадер на набережной. Теперь на этом месте у гостиницы «Россия» - в двух шагах от распиаренного и огламуренного Ярославова Дворища - топорщится ржавая арматура из разбитых бетонных блоков. Тут на излете советской власти пытались соорудить набережную. Вообще последнее советское десятилетие оставило на теле города три крупных шрама: вот эта кошмарная недостроенная набережная, достроенный (к сожалению) драматический театр – пугало из крошащегося бетона, - и переселение грузового порта от моста Александра Невского у театра на окраину, в Деревяницы.
Конечно, грузовой порт в центре стоять не должен (правда, и такое жуткое здание, как театр, тоже не должно, а стоит). Но тогдашние отцы города разместили порт… на правом берегу реки. А железная дорога есть только на левом, да и то в стороне. Но на левом можно было бы подтянуть специальный тупичок, а на правый – только мост. Это безумно дорого. Видимо, власти решили, что жилой квартал на левом берегу - теперь это «Северный жилмассив», - нужнее порта. Таким образом, порт с самого начала был обречен на вымирание, а общая разруха в стране только усугубила ситуацию.
Чтобы возобновить водный путь по Волхову, надо не только реорганизовать порт и, возможно, перенести его на новое место, поскольку к нынешнему нет даже шоссе – только кривая деревенская улица. Нужно модернизировать шлюз на Волховской ГЭС, который рассчитан только на небольшие суда. Все это возможно только в том случае, если перевозки по Волхову будут экономически выгодными. Но сейчас пока никто не занимается расчетами целесообразности речного судоходства на этом участке. Пока обсуждается только «планов громадье». Правда, мэр Великого Новгорода Юрий Бобрышев уверен, что хотя бы часть «водных» планов будет реализована, потому что он уже договорился с Любеком, главным ганзейским городом, и тот поможет русским ганзейцам с речным флотом. Да и во время Ганзейских дней дедушка новгородского флота, старый пассажирский теплоход «Господин Великий Новгород», принадлежащий Клубу юных моряков, специально привезет гостей из Петербурга, чтобы показать возможность судоходства на Волхове.

Начальник службы гидросооружений ГБУ «Волго-Балт» Николай Николаев:
- На «Волго-Балте» объём перевозок за эту навигацию вырос на 4%, так что на наши шлюзы нагрузки возросли. Конечно, их нужно реконструировать, мы написали целую программу и отправили Левитину. Если он эту программу одобрит, то она начнётся на федеральные деньги с 2010 года. Но денег нужно очень много, а если не делать, то всё совсем в запустение придёт.
Волховский шлюз не реконструировали никогда, как Графтио его построил, так он и стоит, только после войны его ремонтировали, потому что его серьезно бомбили. Шлюз, конечно, маломощный, полезные габариты камеры – 144 метра в длину, 17 в ширину, - но мы не хотим его потерять, поэтому всё время потихоньку его чиним, там течи сплошные, ворота ещё клёпаные. Максимум, что туда может зайти, это СТ (сухогрузный теплоход). Но навигация на Волхове очень хилая, в этом году за весь период прошло не более 120 судов. Правда, реконструировать Волховский шлюз имеет смысл лишь в том случае, если выгода от навигации будет существенной.

Генеральный директор ОАО «Новгородский порт» Виктор Петров:
- Нам мешает не отсутствие денег, а отсутствие единого руководства, нормального видения проблемы. Лично меня не устраивает нынешняя загрузка реки Волхов, то, что водный путь практически не используется. Автомагистраль из Петербурга и Москвы перегружена, сплошные пробки, все жалуются на это, но никто не смотрит на водный путь, не учитывает его, никто не хочет возить по нему грузы. А в советское время Волхов использовался и речной транспорт был. Сейчас наш порт перевозит 1000-1200 тонн груза в навигацию, а раньше перевозили 5 тысяч тонн с лишним.
Сейчас речных судов у нас в стране не строят вовсе, чиним старый флот, которому уже почти 40 лет, буквально клепаем-переклёпываем, чтобы пройти освидетельствование Речного регистра. У нас есть 25 судов, из них 10 - буксиры-толкачи, есть несамоходные баржи, землесосы, другие суда гидромеханизации. Мы сейчас живём на то, что добываем песок в акватории, возим его и продаём. Могли бы возить и щебень, и лес, причём более 300 тысяч тонн в навигацию можем возить. Для этого мы купили несколько судов типа «Беломорский» - оно может взять 1 тысячу тонн груза, эти корабли работали на «Волго-Балте». У нас есть плавкраны, есть площадки для складирования груза, но нам никто не заказывает перевозки. Все привыкли, что Ленинградский морской торговый порт отгружает и принимает лес, все и везут лес до порта по железной дороге или по трассе, а мы просто выпадаем из этой обоймы.
   Когда нас в 1979 году выселили от театра, там остался недостроенный причал, который хотели сделать пассажирским, но его так и бросили. Меня всё время упрекали в том, что мы не делаем туристских рейсов по реке и озеру, а как я их сделаю, когда у меня нет ни одного пассажирского причала? Я стал выяснять, кому принадлежит эта набережная, чтобы её, может быть, взять в аренду, оказалось – никому, у неё нет хозяина, на неё нет документов. Когда губернатором стал Митин, я обратился к нему за разъяснением, и он мне даже не поверил: как это так, у набережной нет хозяина?
А у гостиницы «Россия» в своё время стоял пассажирский дебаркадер, это было нормально, такие дебаркадеры ставили по всей стране, пассажиров это устраивали, речников – тоже. Ходили пароходики на Мсту, на Старую Руссу, до Волховстроя, теперь ничего не осталось. Рыболовецкого флота у нас тоже вообще не осталось, тот, что был в Ильмене, весь уже погиб, все колхозы рассыпались на бригады, им крупное судно не потянуть, стали рыбачить на дедовских судах – на соймах.
   Чтобы исправить положение, нужно объединить усилия транспортников, использовать деньги и государства, и частного капитала. Нужно делать перегрузочный узел ниже Кречевиц, там близко объездная дорога на Москву и мост через Волхов, рядом строят гражданский аэропорт, можно подтянуть железнодорожную ветку от разъезда 64-й километр, там не очень далеко. Но если мост на Усть-Лугу сделают здесь, в продолжение Лужского шоссе, даже это нам лучше, чем то, что есть сейчас. Пусть у нас будет вторая площадка за Кречевицами, это нормально, многие порты имеют несколько грузовых районов. Главное, чтобы нам дали работать. Ведь это глупо: сидеть на воде и не зарабатывать на ней! 

Татьяна Хмельник

сентябрь 2009 года