Новгородские кресты в круге-есть ли связь с Ирландией?











(всего фотографий: 10)

      Мы часто встречаемся с одной весьма устоявшейся точкой зрения - якобы новгородские каменные кресты в круге произошли от ирландских (или кельтских) каменных крестов (рис.1). Одним из главных доводов авторов упомянутой точки зрения служит внешнее сходство этих интересных артефактов средневековья. Но почему сравнивают только две территории, где известны каменные кресты в круге, а не учитывают другие? Почему не учитывают иные западные страны, где есть подобные кресты, - Францию, Испанию, Норвегию, Германию, Швецию, а также территории, входившие в состав Византийской империи – Болгарию, Сирию, Турцию, южный берег Крыма, и т.д.? При этом символ креста в круге известен задолго до появления христианства практически на всей территории Евразии – его можно встретить в составе петроглифов на Кольском полуострове и на склонах Ферганского хребта (Саймалуу-Таш), на скалах Норвегии… На наш взгляд нельзя считать, что все каменные кресты в круге, известные в христианском мире, произошли от кельтских крестов, поскольку при этом подходе забывается другая, более древняя восточная ветвь – Египет, Сирия и Византия.
     Поэтому когда говорят, что кельтские каменные кресты очень древние (IX - XI вв.), то, во-первых, это касается Северной Европы, а во-вторых, хочется утончить: какое отношение этот факт имеет к Великому Новгороду, где кресты обсуждаемой формы появились на рубеже XIII - XIV вв.?

Рис. 1 – Ирландские кресты
      Практически единственной попыткой объяснить религиозную связь Ирландии и Великого Новгорода служит история Антония Римлянина, прибывшего на берега Волхова в начале XII в. Комплекс сооружений Антониева монастыря сохранился и по сей день, а его самое старое сооружение - храм Рождества Богородицы постройки начала XII в. - вполне доступен для осмотра, поскольку принадлежит музею. Вся версия апологетов «ирландской идеи» основана на легенде прибытия св.Антония в Великий Новгород на камне по воде из Рима. Этот факт, по их мнению, говорит о том, что Антоний на самом деле ирландец, поскольку только ирландские святые умели плавать на камнях. Увы, авторы этой версии умалчивают о святом Пафнутии, который в IV в. также плавал на камне где-то в Средиземноморье, т.е. ещё задолго до ирландских праведников. Другой пример - св.Стефан Пермский, который был хорошо знаком новгородцам по борьбе со стригольниками. Уже в XV в. ходили легенды о его способности плавать на «каменном плоту». Но главная несостоятельность этой версии заключается в том, что Житие св.Антония Римлянина с легендой о «плавающем камне» впервые появилось только в XVI в. Т.е. до этого времени никто никогда и не предполагал о таком чудесном способе перемещении св.Антония (причислен к лику святых только в 1597 г.), поскольку упоминаний об этом чуде ранее XVI века нигде нет. Нет никаких 
«западнических» следов и в архитектурной деятельности Антония, о чем иногда говорят наиболее продвинутые сторонники «ирландской версии». Собор Рождества Богородицы в Антониевом монастыре был построен в 1117 - 1122 гг. в традиционном для православных земель стиле, с пристроенной лестничной башней – что была характерной чертой для важных новгородских храмов того периода (Софийский собор (1054 г.), Георгиевский собор Юрьева монастыря (1119 - 1130 г.), церковь Благовещения на Городище (1102 г.) и пр.). При этом некоторые реставраторы (в частности, Г.М. Штендер) предполагают, что изначально храм был меньше, а нартекс с башней и лестничная башня пристраивались позже. То есть в этом храме нет никаких исключительных «западных» веяний, нет ничего такого необычного и удивительного, что могло бы говорить об «ирландской» принадлежности заказчика храма.
     Но вернёмся непосредственно к крестам в круге и попытаемся понять, откуда же в действительности могли появиться в Новгороде эти необычные для Руси памятники и как убедительно обосновать эту версию?
    С одной стороны, можно сказать, что кто-то куда-то съездил, там увидел такие замечательные кресты, а затем, вернувшись, сделал похожий крест, который всем понравился, после чего традиция «прижилась». Для современного мира такой вариант мог быть, наверное, возможен - по отношению к одежде, игрушкам, архитектуре и ещё каким-либо гаджетам. Но чтобы говорить о религиозных объектах и традициях XII - XV вв., надо учитывать особенности времени. Для особого понимания важности этого тезиса задайтесь простым, на первый взгляд, вопросом: в чём принципиальное разногласие между православием и католичеством? А потом прочитайте, как в XII - XIII веках друг друга называли православные и католики и что иногда делали по отношению друг к другу. Например, всегда ли был готов православный монах обедать за одним столом с католиком? Так что оставим моделирование возможных отношений между разными ветвями христианства в средние века на свободное время, и вернемся к проблеме каменных крестов.
    Итак, для начала необходимо уточнить ещё пару нюансов. Во-первых, на всей территории Британских островов, а не только в Ирландии, каменные кресты изготавливались вплоть до середины XVI в. Затем, уже середине XIX в., в Ирландии снова появилась мода на эти кресты.
     Во-вторых, форма каменных крестов больше всего зависела от территории, где эта традиция была распространена (страна, регион). Поэтому хотя формы крестов в разных странах и в разный период времени могли быть даже похожи между собой, в каждом случае есть свои местные отличия.
    Кстати, в Европе можно найти кресты, которые по своей форме гораздо ближе к новгородским крестам в круге, чем широко разрекламированные кельтские высокие кресты (Hight Cross). Поэтому логичнее было бы для сравнения использовать именно их. Но эти образцы встречаются в основном не в Ирландии, а в других местах – в Уэльсе, в Корнуэлле, на юге Франции, и т.д. К примеру, крест короля Мередадда (Meredudd) (XI в.) или крест из Неверна (Nevern) (не ранее X в.) (оба креста из Уэльса) (рис. 2).

Рис.2. Каменные кресты из Уэльса (Великобритания)
    Однако традиция не могла вдруг самостоятельно зародиться одновременно во всех странах – она каким-то образом развивалась, распространяясь со временем на новые территории. Поэтому постараемся выявить примеры заимствования форм каменных крестов одними странами из других, и если мы их найдём, то попробуем разобраться, в чём выражается это заимствование.
    В результате наших исследований оказалось, что примеры заимствования формы каменных крестов есть и, что важно, они распределены во времени, и это только подтверждает нашу точку зрения об этапности в развитии культуры каменных крестов.
    Самый наглядный пример – так называемые «кельтские» каменные кресты в Норвегии (рис.3). Они тесно связаны с крещением норвежских вождей на Британских островах и появлением иноземных проповедников. Но проповедники ушли, христианство осталось, а традиция каменных крестов угасла – чужое ведь, не норвежское… Так что небольшое количество крестов, которые очень похожи на кельтские, но со своими норвежскими отличиями, сохранилась – они датируются XI - XII вв. (хотя некоторые горячие головы считают, что эти кресты были созданы раньше кельтских).

Рис.3. «Кельтские» кресты в Норвегии
     В то же самое время те же проповедники несли христианство и на территорию современной Швеции. Христианство там приняли, но культуры каменных крестов в тот период времени в Швеции не появилось: сначала кресты стали выбиваться на традиционных рунических камнях, а начиная со второй половины XII в. на плоских намогильных плитах.
    На островах Готланд и Эланд монументальные кресты в небольшом количестве (12 и 7 экземпляров соответственно) появились в XIV - XV вв. И это ещё один любопытный пример, поскольку аналогичные по форме, материалу (готландский известняк) и времени (XIV - XVI в.) кресты, также в небольшом количестве, появились на северном побережье Германии (от Любека до Штеттина (Щецина)). И форма этих крестов очень напоминает кресты того же периода времени из Корнуэлла (рис.4 и 5).

Рис. 4. Кресты в Корнуэлле, на Готланде и в Померании

Рис.5. Кресты на Готланде, в Померании и Ирландии
     Аналогично ситуация складывалась с формой каменных крестов в северной Эстонии и Швеции. Первые образцы каменных крестов в Эстонии имеют аналоги из Германии (середина XVI в.), а кресты XVII в. в центральной части Швеции южнее озера Венерн также имеют общие черты с эстонскими. И этот факт также имеет вполне очевидное обоснование: упомянутые земли в Швеции были приложены к дарованному в 1615 году графскому титулу Якобу Делагарди, который родился в Ревеле (Таллине) и длительное время был наместником в Ревеле и генерал-губернатором Ливонии.
    Таким образом, даже эти несколько примеров демонстрируют наглядность заимствования форм каменных крестов из одних стран и регионов в другие, с непродолжительным сохранением этой традиции в некоторых случаях. И что важно – всегда заимствуются главные отличительные признаки, но с применением своих, национальных или местных, отличительных особенностей. При этом в случае прекращения церковных связей и контактов между регионом - донором каменных крестов и территорией-реципиентом, эта традиция иногда прекращается.
     Исходя их этих сравнений, можно сделать вывод, что если бы версия заимствования новгородцами формы креста в круге из Ирландии была бы справедлива, то на территории новгородской земли мы должны фиксировать образцы, которые обладают характерными признаками ирландских крестов, как это видно на примерах Норвегии, Готланда и Померании.
     Значит, одна из наших задач заключается в сравнении новгородских и ирландских крестов с целью выявить схожие черты, как это было показано на вышеприведенных примерах.
      Но прежде чем мы будем сравнивать кресты, надо обратить внимание ещё на один факт. На территории новгородских земель кресты в круге не являются единственной формой каменных крестов. Наиболее древней (известны образцы начала XII в.) формой этих артефактов являются кресты с ромбовидными (треугольными) окончанием лопастей, которые не встречаются на территории Британских островов. И среди некоторых крестов в круге мы встречаем вписанные в круг кресты с подобным окончанием лопастей.

Рис.6.Новгородские кресты в круге
     Итак, постараемся провести сравнение новгородских каменных крестов (рис.6) с целью выявления следов копирования общих черт с «кельтскими» крестами и их средневековыми «репликами» в других странах (Рис.1-5):
Форма лопасти:
ирландские кресты – прямоугольные;
новгородские - расширяющиеся с закруглением окончания лопастей.
Средокрестие:
ирландские – часто заужено за счёт дополнительных окружностей;
новгородские – нет никакого дополнительного сужения.
Выход лопастей за круг:
ирландские – лопасти в основном выходят за круг;
новгородские – в основном вписаны в круг и практически за него не выходят.
Высота:
ирландские – высокие кресты, более 2-х метров;
новгородские – высотой более 2-х метров не известны.
Узор на кресте:
ирландские – витой узор, различные сцены со множеством фигур, включая животных, выпуклые «шишки»;
новгородские – без узора, крест, православная сакральная формула, встречается резной Деисус и лики святых, выполненные по православным традициям.
     Кстати, обратим внимание на эти различия: форма лопастей (расширяющаяся с закруглением) и манера изображения ликов святых и Деисуса. Очевидно, что изображения на Боровичском кресте (XIII – XIV вв.) и на кресте Алексия из Софийского собора (XIV в.) явно напоминают византийскую иконописную традицию и никаких ирландских аналогов в них нет.
     Если подвести короткий итог, то, в случае с новгородскими крестами, мы видим отличную от «кельтских» крестов традицию формообразования и узоров, без проявления характерных следов ирландской культуры.
     Таким образом, раз нет типичных для кельтских крестов элементов, которые в других странах копировались, то идея заимствования крестов в круге из Ирландии не находит своего подтверждения.
     В ситуации с крестами из Уэльса (рис.2) разногласий, в отличие от ирландских высоких крестов, будет меньше, но они также останутся – относительно узора и установки на высоком постаменте. Однако кроме некоторого сходства внешних форм важно учитывать и другой фактор, который вдруг оказался очень важным при нашем изучении реальных примеров заимствования культуры каменных крестов – откуда на данную территорию пришло христианство, насколько тесно и длительно поддерживался контакт с теми, кто определил традиции, символы, регламенты и каноны.
    Здесь нагляден пример Норвегии и Швеции, где после обрыва связей с проповедниками с Британских островов многие привнесённые традиции быстро забылись или заменились на другие, в зависимости от новых религиозных центров. Как мы упоминали, за использование «неправильного» или чужого символа могли не просто наказать, в отдельных случаях могли и жизни лишить. Поэтому нельзя забывать, что практически все каноны христианства, включая богослужебные книги, традиции иконописи и т.д., на новгородские земли были завезены из Византии, а не из западных стран.
      Увы, в связи с тем, что практически вся территория бывшей Византии столетия находилась под властью, государств исповедовавших иную религию, количество сохранившихся исторических христианских артефактов не может конкурировать с западными странами. Но те немногие археологические находки в Сирии, на территории Греции и греческих колоний позволяют говорить о том, что расширяющиеся с закруглением лопасти креста в круге были популярны в этих землях. На эти традиции обращал внимание, к примеру, И.А. Шляпкин в своей работе 1906 года, ссылаясь на кресты в круге, найденные в сирийских городах (рис.7). Ещё один наглядный пример такого сходства - это небольшое (высота 67 см) надгробие, с изображением креста «распространенных в Херсонесе форм, с расширяющимися округленными концами», найденного в 1896 году при раскопках некрополя Херсонеса

Рис.7. Сирийские кресты и крест из Херсонеса
     Кстати, примеры аналогичных крестов на юге Франции, в Испании и Германии, учитывая их датировки после XII в., наводят на предположение, что и здесь мы сталкиваемся с заимствованием культуры каменных крестов, но уже не с Британских островов, а из сирийско-византийских земель. Этот процесс мог начаться во время крестовых походов и многочисленного паломничества на Святую землю и продолжаться до падения Латинской империи и ухода крестоносцев из Палестины во второй половине XIII в.

Рис.8. Кресты из Burguillos del Cerro
      Это предположение хорошо подтверждается примерами крестов в Испании. На рис. 8 представлены каменные кресты из некрополя (вторая половина XIII - XIV вв.) в замке испанского городка Burguillos del Cerro (недалеко от Севильи). В данном случае сходство с крестами из Византии и Сирии (рис.7), по сравнению с ранними образцами с Британских островов, весьма очевидно. При этом испанские археологи уточняют – эти кресты не имели отношения к катарам, т.е. их захоронения были без подобных надгробий.

    Другие примеры каменных крестов, очень похожих по своей форме на новгородские, происходят из Франции:

 

Рис.9. Французские кресты в круге из книги Jacques Baudoin, Croix du Massif Central, 2000

     Кстати, эта «волна» каменных крестов очень похожих на примеры крестов византийско-сирийского типа в южной части Европы, начиная со второй половины XIII в., очень приближена ко времени появления этих артефактов в Великом Новгороде.
      Так что вполне возможно, что появление в XIV в. в Корнуэлле, а также в Померании и на Готланде крестов, приведённых на рис. 4,  также могло быть связано именно с этой «второй» волной, когда смешались византийско-сирийские и кельтские формы.
     
Таким образом, учитывая вышеизложенное, у нас нет оснований считать, что новгородские кресты в круге - это некая «переработка» ирландских или кельтских каменных крестов. Более того, мы можем сделать явный вывод, что в форме новгородских каменных крестов в круге прослеживается очевидная и подтвержденная материальными образцами (иконы, кресты, росписи) преемственность византийско-сирийской христианской символики.

Александр Потравнов
Татьяна Хмельник