НОВГОРОДСКИЙ МЕДВЕДЬ ВЫХОДИТ ИЗ СПЯЧКИ?






Вход в казарменный городок (всего фотографий: 5)

   Под Великим Новгородом военные передали на баланс области колоссальный комплекс аракчеевских казарм в селе Медведь – памятник федерального значения работы Василия Стасова. Теперь область думает: что делать с этим неожиданным приобретением и чего будет больше: убытков или прибыли.
    В прошлом году мы уже писали о Медведе, но в основном касались истории почти двух тысяч японских военнопленных, живших в комплексе карабинерских казарм. И вскользь упомянули о том, что сами казармы эти – один из немногих практически полностью сохранившихся городков аракчеевских военных поселений.

 

Аракчеевские казармы в Медведе

    Военные оттуда вроде как ушли, формально сохранив владение, гражданские вроде как не пришли. Комплекс стоял пустым, но охранялся – причем уже гражданскими лицами, поставленными местной властью. По закону медведская власть могла никаких мер по сохранению казарм не предпринимать, ибо никаких предписаний сверху она не получала. Но тогдашний глава сельского поселения, а ныне заместитель главы района Владимир Рогозин рассудил по-другому:
- Я многие годы служил в частях, которые стояли в казармах, был даже комендантом всего комплекса и знаю, как он устроен, мне известны все его особенности, включая инженерные коммуникации. Я был одним из инициаторов передачи казарм гражданским властям, когда стало ясно, что военных отсюда выводят. Когда военные сняли свою охрану, я распорядился охранять своими силами, понимая, что иначе разворуют все, а если мы – будущие хозяева, неужели нам свое добро не поберечь?
Охранник Александр Афанасьев подъезжает к запертым на замок воротам на скутере. Вызвавшей его нынешней главе сельского поселения Марии Голубевой он докладывает, что в казармах все тихо:
- По крайней мере, замок давно не пытались сорвать. А то ведь раньше на территории на грузовиках въехать норовили! Я знаю, что дырок и лазеек вокруг множество, по большей части вокруг казарм забор уже дырявый, но через дырку много не унесешь. Я тут давно, служил здесь в охране еще при военных, знаю, где что. В основном, хулиганье лазает. Вот, смотрите, третьего дня это стекло целым было!

 

Александр запирает даже вход в разрушенный манеж
   Действительно, в окне первого этажа одного из корпусов стекло высажено. Зачем лазают, если внутри ничего нет? Александр пожимает плечами:
- Это же пацаны, они так играют, надеются найти хоть что-то «военное». Хорошо хоть не научены поджигать, жгут обычно гопники постарше или бомжи, у нас, слава богу, бомжей-то нету.
В два голоса Александр Афанасьев и Мария Гусева рассказывают, как хорошо было в военном городке, когда часть исправно функционировала. Все было покрашено, отремонтировано, аллеи подметались, газоны подстригались. Военных было много, для их семей построены все пятиэтажки возле старого комплекса. Снабжение в городке было отменным: гражданские лазали в часть через забор, рискуя нарваться на часового, чтобы сходить в гарнизонный продуктовый магазин, ведь на Новгородчине в советские годы с продовольствием было бедновато.
Весь военный городок – правда, с парком и той частью, где ракетные войска хранили свое ядовитое добро, - занимает 140 гектаров. Понятно, что один пользователь такой громадный и запущенный комплекс не потянет. На этот счет у Владимира Рогозина была мысль:
 - Еще в позапрошлом году я говорил с людьми из МЧС, которые заглядывались на наши казармы. Вот бы, говорят, у вас тут склады сделать для нашего оборудования! Пожалуйста, говорю, мы очень рады были бы таким ответственным арендаторам. Но вот с тех пор они со своими идеями и пропали.

Время идет и некоторые здания начали разрушаться

    Зато появились другие идеи. Российский обмундсмен Павел Астахов, посетив в мае этого года Медведь, обошел казармы, поцокал языком и сказал:
- Они колоссальны! А давайте мы тут организуем кадетский корпус для трудных подростков. Ведь в Новгородской области ни одного подобного заведения нет, при этом проблемных детей – множество. Я лично доложу Президенту об этой идее и готов подумать о проекте, который ее воплотит.
    Насчет Президента – не знаем, но до ушей губернатора Новгородской области Сергея Митина астаховские слова дошли в полном объеме. Он сам побывал в Медведе и лично осмотрел территорию, но радужных настроений обмундсмена пока не разделяет. Губернатор привык думать о деньгах, вернее, об их нехватке, и новая областная собственность в таком размере и в таком состоянии его скорее удручает, нежели радует. Ведь если это взять на баланс, так за это отвечать придется! Хотя сама идея с учебным заведением для трудновоспитуемых Митину вполне понравилась.
    Кстати, кадетский корпус с заведением МЧС совсем не противоречат друг другу, напротив – дополняют. Да и денежки из разных ведомств, это для дела только лучше. Но даже два этих почтенных государственных учреждения не смогут занять все 140 гектаров, чтобы следить за территорией и зданиями. Надо кого-то еще! Возможно, в части комплекса можно сделать какое-нибудь оздровительное учреждение или пансионат для ветеранов.

 

Портик Петропавловской церкви в казарменном городке

   К сожалению, сочетать все эти вполне богоугодные заведения с развлекательным комплексом физически не удастся. Сделать весь военный городок одним сплошным развлекательным комплексом, о чем мечтают местные маниловы, тем более не получится: казарменный стиль, даже работы Василия Стасова, несколько противоречит идее развлечений. Да и сколько сюда надо вложить, чтобы получить хоть какую-то отдачу! Современные инвесторы хотят получить свои деньги назад как можно быстрее, а каким образом заманивать отдыхающих в Медведь, где только поля, болота, мокрые леса и узкая, хоть и живописная речка Мшага с черной торфяной водой? Так что аракчеевские казармы, спору нет, очень хороши, да вот как их к делу пристроить – никто не знает. А без ремонта они долго не продержатся. Вон в одном здании уже этой зимой крышу снегом раздавило…
Татьяна Хмельник
Фото Александра Потравнова

Кстати:

Казарменный Стасов
Близ Великого Новгорода размещалось четыре комплекса Аракчеевских казарм. Один городок – в Муравьях – был разрушен во время Великой отечественной войны. Полуразрушен и заброшен комплекс в Селищах. Казармы в Новоселицах принадлежат военным и эксплуатируются. Городок в Медведе был выстроен последним и считался самым комфортабельным.
Аракчеевская медведица
Из Медведя родом была любимица графа Аракчеева – Настасья Минкина. Дочь кучера, она сумела прибрать к рукам высокопоставленного деспота, да так, что вертела всем его домом, как хотела. Жениться на ней Аракчееву не позволяло её происхождение, но фактически Минкина была хозяйкой в графском поместье Грузино на Волхове. Ее непомерная жестокость и жадность вынудила дворовых Аракчеева к расправе – Настасью нашли зарезанной.