ОТ ОПОЧКИ ДО БЕЛОРУССКОЙ ГРАНИЦЫ














Памятный знак у городища Опочки (всего фотографий: 13)

    Начнем мы наше очередное путешествие по псковской земле в небольшом городе Опочка. Многие из тех, кто спешит по своим делам по Киевскому шоссе, объезжают не нужную транзитному путнику Опочку по недавно построенной объездной дороге, раздражаясь ограничением скорости и выбоинами на асфальте. Мы же предлагаем завернуть в этот старый, основанный в 1414 году город, - там есть что посмотреть. 

БОЕВОЕ ПРОШЛОЕ РАЙЦЕНТРА
    Более 300 лет Опочка считалась крепостью – и только в 1772 году этот статус был изменен на звание губернского (!) города, быстро, правда, сменившийся уездным статусом. С того давнего времени из всех достопримечательностей города остались только валы бывшей крепости на искусственном острове реки Великой. Попасть к старому городищу весьма просто: въехав в Опочку, надо двигаться по главной дороге - улице с утилитарное название Коммунальная, мимо автовкозала, расположившегося в здании бывшей почтовой станции. Затем, переехав через реку Великую, необходимо сразу повернуть налево к парковой зоне. Памятный знак у подножия крепостной стены достаточно лаконично указывает, что перед нами городище-вал - место основания города Опочки в 1414 году.

 

Памятный знак у городища Опочки

    Произошло это после того, как Витовт разрушил в 1406 году ранее существовавшую поблизости крепость Каложе. Вот тогда и построили в более защищенном месте, там где много известняка (опоки), новую крепость всего за две недели. На удачность выбора указывает дальнейшая судьба города: тот же самый Витовт, но уже в 1426 году, не смог штурмом взять Опочку и ему пришлось отсупить. Не получилось взять ни штурмом, ни осадой крепость и через 100 лет у польского короля Сигизмунда. Поэтому крепость эта настоящая - заслуженная, боевая, а не декоративная, как многие другие. По валу проложена тропинка, и в хорошую погоду приятно по ней прогуляться, затратив совсем немного времени – периметр вала не превышает и 500 метров.
Осмотрев крепость, можно на том же берегу проехать по улице Гагарина и полюбоваться на комплекс земской больницы 1910 года постройки, причем назначение здания неизменно по сей день. А проехав еще дальше, почти на выезде из города, справа от дороги увидим кирпично-валунные постройки и большое трехэтажное кирпичное здание. Это остатки так называемой старой Петровской мызы. Первым ее владельцем был граф Разумовский, затем Потемкин-Таврический, который и организовал здесь первое ковровое производство.

 

Здание гобеленовой фабрики

      Впоследствии хозяевами мызы стали князья Дондуковы-Корсаковы, которые и построили сохранившиеся до сих пор корпуса гобеленовой фабрики. Князья Дондуковы-Корсаковы были крупными землевладельцами на псковской земле и мы еще встретимся с их имением в нашем путешествии.
    Теперь можно вернуться назад по этой же улице, и переехав на правый берег реки Великой, повернуть направо, на улицу Ленина. Здесь также сохранилось достаточно много купеческих домов конца XIX века, а также краснокирпичное здание школы, построенное в 1913 году. Но цель поездки по этой улице ждет нас чуть дальше, почти на самом выезде из Опочки. Здесь справа чуть в стороне от дороги в глубине парка не пропустите деревянное здание в стиле модерн с башенкой – это почти все, что осталось от усадьбы П.П.Болычева. После войны в здании располагался детский дом для дошкольников, затем общежитие. Сейчас оно уже пару раз выставлялось на торги, но никто не решился купить этот памятник архитектуры.

 

Усадебный дом П.П. Болычева

    В истории города есть одна любопытная страница, которая касается периода русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Тогда недавно присоединенные к империи чеченцы вдруг подняли восстание. Одним из методов усмирения восстания было выселение чеченцев из бунтующих районов в различные регионы империи. Так получилось, что в 1878 году в Опочку были переселены почти 900 человек – женщин, детей и мужчин. Жили они в специально подготовленных казармах, на полном казенном обеспечении, за счет средств земства и центрального финансирования. Желания жить и работать на этой земле у спецпереселенцев не было ни малейшего, в чем им потворствовали местные власти, которым тоже не нужны были такие работники. В результате тяжелого переезда, заболеваний тифом, скученности, безработаицы и тоски по родине среди чеченцев была высокая смертность: за первые 2,5 года пребывания на псковской земле умерло около 355 человек, т.е. больше трети. Ссылка длилась почти 4 года, а затем все, кто остался жив, вернулись обратно на Кавказ. Современные чеченцы, переселяющиеся в Опочку по разным причинам, русской исторической литературы не читают даже не подозревают, что здесь когда-то мыкали горе их предки.

ОТ КНЯЗЯ ДУНДУКА – К ГРАФУ ГЕЙДЕНУ
   Мы тоже оставим Опочку и вернемся на Киевское шоссе, по которому продолжим свой путь в сторону белорусской границы. Через 22 километра в деревне Мякишево поворачиваем налево, на хороший грейдер, поскольку нам надо попасть в деревню Глубокое, до которой около 8,5 километров от поворота. В конце деревни Паново поворачиваем налево и буквально метров через триста, справа увидите здание в псевдоготическом стиле - это так называемая просвирня 1880 года постройки.

Здание провирни в Глубоком

   Здесь можно остановить машину и, вернувшись чуть назад, повернуть на грунтовую дорожку, ведущую вверх, которая приведет вас на местное кладбище и к красивой церкви иконы Казанской божьей матери 1853 года постройки. 

 

Казанская церковь в Глубоком

    Эти здания были возведены в пору владения усадьбой Глубокое, к которой мы подъехали, князем Михаилом Дондуковым-Корсаковым. Личность это в свое время весьма известная – вице-президент Академии Наук, цензор, правда, имевший весьма дурную славу – и не только за ограниченность ума, но и за нетрадиционную сексуальную ориентацию, известную всему высшему свету. Ведь это про него в 1835 году написал эпиграмму А.С.Пушкин:
В Академии наук
Заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает
Дундуку такая честь;
Почему ж он заседает?
Потому что ж… есть.
    На дочери этого князя был женат не менее известный человек – граф П.А. Гейден, который и занялся с 1892 года коренной перестройкой хозяйства в усадьбе. Около церкви можно увидеть его могильную плиту. Несмотря на то, что граф умер в Москве в 1907 году, но похоронен был здесь, в своем имении. Сама церковь построена в стиле романтизма (эклектика) и радует глаз своими необычными формами даже в полуразрушенном виде. Горушка с кладбищем – место уединенное, располагающее к размышлениям, и очень романтическое.
    Полюбовавшись церковью, спустимся вниз и поедем в само Глубокое, по дороге вдоль озера. Многочисленные постройки разной степени сохранности – одноэтажные торговые лавки, корпуса винокуренного завода на берегу озера, здание школы, на самом верху гряды, мощные хозяйственные дворы, использующиеся по своему назначению – все это строилось в одной из самых передовых усадеб того времени.

 

Один из хозяйственных дворов в Глубоком

     К сожалению, не сохранился ни усадебный дом, ни стеклянная оранжерея почти 10-метровой высоты и длиной 50 метров.
    Граф Гейден был председателем Вольного экономического общества на протяжении 9 лет, депутатом Первой Государственной Думы, активным участником земских собраний и съездов Его талант совмещать знания с практикой ярко проявилось и в организации собственного хозяйства, которое было самым передовым в губернии. Восьмипольный севооборот, свое племенное стадо, маслобойня, винокуренный и фанерный заводы – все это входило в имение Глубокое, и главным организатором этих достижений был граф Петр Александрович Гейден. Еще один нестандартный штрих к его портрету - это статья В.И. Ленина «Памяти П.А. Гейдена», где граф был признан наиболее умным и образованным врагом большевиков.

КРЕПОСТЬ ПОД КАРТОШКОЙ И КАБАЧКАМИ
     Вернемся на Киевское шоссе и продолжим наше путешествие дальше. После деревни Ночлегово, как только начинается лес, справа от шоссе видны развалины дома со стрельчатыми окнами, слегка напоминающими готическую архитектуру. И это правильные ощущения:: перед нами остатки типовой почтовой станции Белорусского тракта, выполненное в псевдо-готическом стиле примерно в 1850 году, во время коренного переустройства этой дороги.

Здание почтовой станции в Ночлегово

   Таких зданий осталось на шоссе в разнообразном состоянии достаточное количество: в деревнях Новгородка и Исса из них сделаны кафе, в Ночлегове, Звонах и Заречье – они совсем заброшены. В Заречье здание хотя бы под присмотром старушки, живущей рядом, а раньше квартировавшей в станционном доме – там дорожным рабочим давали жилье. Зато в других местах эти здания активно используются в разнообразных целях. Так, в селе Усть-Долыссы в станционном доме расположилась местная администрация, в Опочке - автобусная станция, а в Невеле краеведческий музей.
Наш следующий объект расположился около деревни Копылок. В самой деревни есть и заброшенная малая ГЭС, построенная сразу после войны, с плотиной и действующим водосбросом, но нас интересует другое, куда более древнее сооружение – остатки крепости Заволочье.

 

Малая ГЭС Копылок

    Крепость была возведена на острове на одном из озер начала водной системы реки Великой, стены имела из дерева и земли, поэтому сохранились валы, прослеживаются места башен и укреплений. Подъехать к ней сосем несложно – перед мостом-плотиной ГЭС надо повернуть налево (если ехать из Пустошки) на деревенскую улицу. Сразу за последним домом нужно повернуть направо на полевую дорогу, которая и приведет в саму крепость. Теперь это уж не остров, а вполне приличный полуостров, куда вполне возможно заехать на машине, но будьте внимательны - территория бывшей крепости отдана местным жителям под посевы картошки и кабачков, поэтому дорога может быть разбита тракторами.

 

Трактор местного фермера в старой крепости

    Основан городок Заволочье был в 1536 году как пограничная крепость уже Московского государства (Псковская республика перестала существовать ровно 500 лет назад, в 1510 году). В 1581 году, после трехнедельной осады гарнизон крепости сдался полякам, хотя удачное расположение крепости, находчивость воеводы Сабурова не позволили взять крепость штурмом. После Смутного времени, когда крепость была сожжена поляками, она уже больше не отстраивалась и была совсем заброшена. А мы, полюбовавшись местными красотами и набравшись сил (кстати, именно у Заволочья можно найти чудесное место для ночевки с палаткой), поедем обратно и далее на трассу.

ПОТОМОК «ПАНЦЫРНЫХ БОЯР»
    Нас ждет очередное не менее красивое и интересное место – деревня Чернецово (это уже Невельский район). Здесь надо обратить внимание на следующую особенность нашей топонимики. Со временем населенные пункты либо разрастаются и объединяются, либо просто погибают. Поэтому различные карты и местные наименования не всегда обозначают одно и то же, не говоря уже о дорожных указателях, которых зачастую просто нет, как и в нашем случае, когда надо будет найти поворот на нужный грейдер. Дальше в том же духе. После шести километров дороги можно столкнуться со следующим казусом: на карте указано Чернецово, а при въезде в деревню написано Канашово. Не пугайтесь: теперь это одно и то же.
     Сразу при въезде сохранился комплекс земской школы 1907 года постройки, использовавшийся до последнего времени по своему прямому назначению. Сейчас здесь нет школы, но зато есть местный частный музей с очень интересной экспозицией.

Школа в Канашово-Чернецово

    Он создан и поддерживается местным энтузиастом, потомком «панцырных бояр» (сословие казачьего типа), кандидатом географических наук, геоморфологом Александром Гавриловичем Желамским. Он редко покидает свою деревню, куда он вернулся после долгих лет странствий по геологическим надобностям, поэтому посетить музей вполне реально. Если он заперт – спросите у первого встречного, где тут живет «музейный дедушка», вам обязательно покажут. При этом Желамский остается ученым: он написал и на свои средства издал книгу о геолого-географическом подходе к изобразительному искусству.
      Здесь же на центральной площади сохранились живописные руины церкви Михаила Архангела 1904 года постройки. До такого состояния церковь довела не война, а местные жители, разобравшие ее на кирпич.

 

Церковь Михаила Архангела

    И последним штрихом соединившихся деревень Чернецово-Канашово служит сохранившийся усадебный дом Жуковских, которые владели имением Канашово почти 100 лет. Семья Жуковских была тесно связана с деятелями русской культуры родством с Михаилом Врубелем и Николаем Ге, дружескими отношениями с Мариной Цветаевой, Максимилианом Волошиным, Николаем Бердяевым. Все они бывали у гостеприимных Жуковских в живописном поместье. Барский дом сохранился, но в сильно изуродованном виде, зато уцелел парк.
      Завершить наше очередное путешествие мы хотим в городе Невеле, который находится совсем рядом с белорусской границей. Город, основанный в 1514 году, почти 200 лет входивший в состав Речи Посполитной, практически не сохранил никаких следов тех времен. Увы, но от старого Невеля ни крепости, снесенной еще в давние времена, ни многочисленных церквей и костела XVII века, уничтоженного в годы Советской власти не осталось.

 

На месте крепости видны руины мебельной фабрики

     Улицы совершенно разбиты, поэтому ездить по ним – сущее наказание, особенно в дождь, когда не видно глубины ям. От некогда шумного торгового города, где только еврейских торговых семейств было около 400, сохранилась разве что старая привычка устраивать базарный день в воскресенье, а не в субботу (ибо в шаббат, как известно, работать грех), да два железнодорожных вокзала. Есть и образцы старой, купеческой застройки, но выглядит она гораздо беднее и неухоженнее, чем в той же Опочке. Кирпичный железнодорожный вокзал постройки начала ХХ века (так называемый Невель Ленинградский, или Невель-1), выкрашенный в розовый цвет так удачно спрятался от посторонних глаз, что найти его дело весьма непростое.

Здание вокзала Невель I

Его видно издали, но совершенно непонятно, как к нему подъехать. Для этого нужно миновать кладбище тепловозов, поднырнуть под железную дорогу (кстати, такие типовые железнодорожные мосты их булыжника стоят по всей здешней «железке») и повернуть потом налево.
А главное - вокзал этот стоит он на дороге, по которой стоит проехать в деревню Иваново, где от усадьбы генерала Михельсона осталась только церковь Иоанна Предтечи 1805 года постройки. В крипте этой церкви и был похоронен умерший в 1807 году победитель Емельяна Пугачева, командующий западной армией Иван Иванович Михельсон. Увы, но сын генерала прокутил состояние покойного батюшки весьма быстро, и имение, полученное отцом за победу над Пугачевым, было полностью разорено уже в те далекие годы.
На этой грустной ноте, мы и закончим наше путешествие по самому дальнему уголку Псковской области.