Порженский погост: Китеж-град обетованный










Кенозеро. Башенка (всего фотографий: 9)

 

   Это место, расположенное в Кенозерском национальном парке, входит в пятёрку самых труднодоступных достопримечательностей и архитектурных памятников России. Среди все-таки добравшихся сюда путешественников распространены восторженные эпитеты вроде «Кенозерский град-Китеж», «центр Русской Вселенной» и т.д. А среди жителей соседних деревень бытует мнение, что Порженский погост допускает к себе не всех. Корреспондент «Невского Времени» оказался в числе счастливчиков.
    «Там благодать…» - коротко и со светлой улыбкой отвечает на мой вопрос местный лесник, вся разговорчивость которого куда-то исчезает при переходе темы беседы на Порженское. Мы идём со съемочной группой телеканала «Моя планета» старинным лесным трактом из деревни Масельга, который ныне зовется «Транскенозерской тропой», соединяющей Каргопольский и Плесецкий сектора национального парка. Интересно, повезёт ли нынешним гостям Кенозерья: бывали случаи, когда немногочисленные из работавших здесь телевизионщиков возвращались после долгой работы… с совершенно пустой плёнкой.
     Уже сама дорога имеет вполне метафизический характер: она одновременно и существует, и нет. В том смысле, что всем остальным средствам передвижения кроме масельгской лошадки, запряженной в легкий тарантас, на котором уехал вперёд наш разнообразный груз для фиксации реальности, путь по ней заказан. Широкая колея то почти полностью зарастает травой, то утопает в грязи, в обход которой, правда, в этих местах заботливо проложены гати. Переходный этап от цивилизации к цели нашего пути – уютная, но заброшенная ныне деревня Думино с местной святой рощей и покинутыми домами, которые почти не видны за трехметровым иван-чаем. Впереди – еще 10 километров. Москвичей-операторов немного жалко…
    Все исторические сведения, почерпнутые человеком о Порженском погосте, обычно забываются в момент прибытия на это место. Он появляется для вышедшего с лесной дороги человека внезапно, словно обетованный смысл бытия, замкнутый и самодостаточный микрокосм, в котором слились культура и природа, христианство и язычество, время и безвременье. Сгусток духа, символ русской цивилизации по плоти. Среди открытого пространства возвышаются вековые ели, окруженные ветхой оградой, в центре которой – ворота с полусгнившим, но необыкновенно величественным крестом. А между деревьев виднеются такие же серебряные от времени колокольня и купола.

 

Порженский погост

 

    Порженское – словно неясный образ святого, не выдержавшего испытанием окружающей суетой и грехом града-Китежа из русских легенд. То ли исчезающий, то ли наоборот только начинающий проявляться из загадочного сопределья. Где-то внизу – круглое зеркало озера, которое окружают пахнущие таволгой луга и леса, из которых изредка и ненадолго, словно стесняясь, являют себя лоси и медведи. И больше ничего. Внезапно в голове возникает образ из «Твин Пикса»: Порженский погост на самом деле не то, чем он кажется.

 

Ограда погоста

      Впрочем, этим летом Порженское – отнюдь не благословенная пустынь. Здесь ведутся активные реставрационные работы, цель которых – обновить наиболее пострадавшие от времени части архитектурного комплекса. Средства на проведение масштабных реставрационных на Порженском погосте выделены Минприроды России по прямому распоряжению президента Владимира Путина. Ещё в конце 2011 года, во время его приезда в Архангельск, директору Кенозерского парка Елене Шатковской удалось убедить тогдашнего премьер-министра в необходимости сохранить эти деревянные святыни. В нынешнем году деньги были получены.
     Из-за ремонта жемчужина Кенозерского национального парка выглядит сегодня не совсем привычно. Здание трапезной, соединяющей колокольню с церковью, полностью разобрано, обнажился древний каменный фундамент. Под демонтированной частью комплекса открылись следы масштабного пожара, а также ещё один, более старый, валунный фундамент. Скорее всего, на этом месте ранее находилось что-то ещё – возможно, часовня.
   «На трапезной было очень много исторических утрат. Поэтому в этом году нами полностью демонтирован старый сруб трапезной. Задача этого года – перебрать и вернуть трапезную на фундамент, сделать кровлю. На самой церкви и алтаре заменят окладные венцы, – рассказал начальник ремонтно-строительного и реставрационного участка Плесецкого сектора Кенозерского национального парка Сергей Аникиев. – На следующий год намечена замена кровли на церкви, будут отреставрированы главы».

 

Строительные леса у церкви

 

    При этом главная задача реставраторов – максимальное сохранение исторического сруба. Обновленное строение собирается рядом с погостом с частичной заменой наиболее пострадавших от времени венцов на новые, затем будет разобрано и установлено на привычном месте. На выделенные средства парк намерен не только отреставрировать сруб и деревянную ограду, но и установить охранно-пожарную сигнализацию и систему пожаротушения, а также восстановить рамы иконостасов и «небеса» в алтаре Георгиевской церкви.
   Работы на Порженском ведут сменные бригады мастеров из Архангельска, которые забрасываются сюда на месяц, словно на орбитальную станцию. Среди рабочих есть те, кто прошёл другие знаковые реставрационные работы – например, трудился на восстановлении храмов Свияжска. Вынужденная аскеза воспринимается мастерами достаточно легко: на берегу построены два удобных домика и баня, а озеро полно рыбы. Да и сами работы оборачиваются постоянными открытиями. Так, под срубом недавно был обнаружен холст с двухсторонней иконой – возможно, старинная хоругвь.

 

Вид на погост со стороны озера

     Порженское настраивает на одиночество. Излюбленная фотографами точка съемки с местной колокольни открывает дивный вид на окружающее пространство. Однако находиться на погосте в одиночку в сумерки жутковато. И дело здесь не в нескольких сохранившихся надгробных камнях. Эти места словно прячутся от толп туристов и живут собственной жизнью, неведомой и невидимой простыми смертными.

 

Старые надгробия на погосте

 

    …На вершине соседнего холма, там, где когда-то стояла деревня, сегодня находится оборудованный для себя мужиками-рабочими «переговорный пункт». Это небольшая полянка со специально установленным пеньком, на который рекомендуется встать для достижения услуг сотовой связи. Даже стоя на пеньке цивилизацию слышишь очень отрывочно, с помехами, и не при всякой облачности. Впрочем, не очень-то и хотелось.
«Дорог здесь и не должно быть!»
     Для директора Кенозерского национального парка Елены Шатковской Порженский погост – живое сердце этой особо охраняемой территории, по-особому любимое место, о котором она, впрочем, говорит с неохотой. Слишком личное. Однако…

 

 

Единение....

       - Порженский погост уникален не только сам по себе, сколько в своём генетическом родстве с окружающим ландшафтом. Архитектура и природа слились здесь воедино, и это слияние потрясает. Порженское – словно перекрёсток миров. Я попала туда впервые не в самые первые годы создания парка, во второй половине 90-х годов. Помню, когда мы выезжали туда, было низкое серое небо, зарядил дождь, и я очень волновалась, что впервые увижу его при таком свете. Но когда мы пришли, небо вдруг стало расступаться, выглянуло яркое солнце. У меня появилось чёткое ощущение: это всё живое, мыслящее, думающее! Недаром на Русском Севере даже часовни воспринимались живыми существами, – люди называли их между собой Николушка, Варварушка, Егорушка… Кенозерье вообще живая территория.

 

Деревянный крест на храме

      Убеждена, что Порженское – то место, куда нужно идти пешком – пусть это тяжело и далеко. Поэтому проезжей туристической дороги туда не будет никогда. Пусть в мире останется неразгаданная загадка.

 

  Историческая справка
      Порженское находится в лесной глуши в 12 километрах от Кенозера и в 18 километрах от Лекшмозера на старинном торном пути от Пудожа на Кенозеро и Онегу. Порженский погост расположен на холме северо-западного берега одноименного озера, давшего общее название находившемуся ранее здесь селу, состоявшему из трех близлежащих деревень – Фёдоровская, Турово Сельцо и Окатовская. Судя по всему, первые поселенцы появились в этих местах в период финно-угорской колонизации. Порженское упоминается в сказании о чудесах иконы Макария Унженского, события которого относятся к первой половине XVII века. Село считалось крупным и самодостаточным, в нём было всё необходимое для обособленной от мира жизни в глуши – в том числе своя кузница, три мельницы, смолокуренный и гончарный заводы. Жители занимались земледелием, охотой и рыболовством. Местные мастера «шили» лодки, были в селе свои печники, плотники и столяры. В 1928 году в деревне Фёдоровской был образован колхоз имени Сталина, но уже в 1960-е годы он был ликвидирован и вошёл в состав совхоза «Мир». К 1972 году Фёдоровскую покинули все жители.

 

  «Свято место» с двойным небом
     Ещё с чудских времен на месте нынешнего Порженского погоста могла существовать священная роща с языческим капищем. Сердце нынешнего храмового комплекса – находящаяся в святой роще церковь Георгия Победоносца была построена местными крестьянами в 1782 году. Вскоре возле неё образовалось кладбище, которое было окружено рубленой оградой с воротами и башенками. По другим сведениям, церковь была срублена в этом же году – но на территории особо почитаемой местными жителями Макарьевской пустыни, находящейся в 10-ти верстах от Порженского, и лишь в 1820-е годы перенесена в село и установлена на кладбище в святой роще. Ещё одна примечательная особенность Георгиевской церкви – наличие сразу двух расписных деревянных «небес» - в алтаре (конец XVIII века) и основном помещении. Церковь не имела своего священника, поэтому для совершения служб приглашался батюшка из приходской церкви. Храм первоначально был летним (не отапливался), однако на рубеже XIX-XX веков он был расширен за счёт пристройки трапезной с печью, появился придел в честь Собора Пресвятой Богородицы.

 

Вид на погост с воздуха. Фото Г.Ковальчука, 2003 год

     Церковь была закрыта по решению Архангельского облисполкома 22 ноября 1938 года, и с тех пор службы в ней не проходили. В 1958 году памятник был впервые обмерян и изучен архитектором В.А. Крохиным.

 

Алексей Шептунов  (текст и фотографии)

Статья была напечатана в газете !Невское время" в августе 2013 г.