ПОСЛЕДНИЕ ПАРТИЗАНЫ








(всего фотографий: 7)

       ЛЕГЕНДАРНЫЙ «ПАРТИЗАНСКИЙ ОБОЗ», СПАСШИЙ ЖИЗНЬ МНОГИМ ЛЕНИНГРАДСКИМ ДЕТЯМ, УХОДИТ ИЗ ПАМЯТИ ЖИВЫХ

       К 70-летию победы под гром центральных фанфар и треск парадных речей начинают забываться реальные подвиги, совершённые в годы войны. Таким подвигом был и «Партизанский обоз» 1942 года. Крестьяне из «Партизанского края» - территории, которую оккупанты не контролировали, - собрали в помощь блокированному Ленинграду обоз с продовольствием из собственных запасов. И хотя к 70-летию обоза в 2012 году о нём много писали и говорили, сейчас об этой истории снова забыли. Иначе губернатор Ленобласти Александр Дрозденко не предложил бы провести реконструкцию движения легендарного обоза по Ленинградской области. Никто не сказал чиновнику, что сейчас территория «Партизанского края» принадлежит Псковской и Новгородской областям.

 

Здесь начинался "Партизанский край"

      Мы решили отправиться в те края, где когда-то формировался обоз, который спас жизнь многим ленинградцам.
       Увы, нынешняя реальность оказалась печальной, хотя широкий пыльный большак от райцентра Дедовичи к деревням верховьев Шелони удивительно хорошо содержится. Чуть позже мы узнаем, почему.
Остаётся в стороне большой некогда посёлок Городовик. Сейчас там даже школу закрыли, а жители разбежались кто куда из силикатных двухэтажек, построенные для так и не заработавшего торфопредприятия, от которого даже узкоколейки не осталось. В пыли блекнут подслеповатые избы придорожных деревень, на задах которых уныло копаются дачники – машины-то всё с питерскими номерами. Дачники тут унылые, потому что места торфяные, приболоченные, купаться негде, одолевают слепни и мошка, а до города далеко. У многих здесь бабушки-дедушки жили, остались избушки, вот и приезжают городские потомки.
      Вот и деревня Чернецово – она самая большая в здешних краях, была волостным центром, пока не пала жертвой недавней «оптимизации», когда дальние и бесперспективные, на взгляд областной власти, поселения лишили администрации, заставив оставшихся здесь людей ездить решать насущные вопросы за тридевять земель. Но в Чернецове ещё кое-кто остался: работает почта, магазин, библиотека, а самое главное – школа. Пусть она маленькая – всего 21 ученик, но именно школа не даёт окончательно захиреть этому углу. В этом абсолютно уверена учительская чета Петровских – Татьяны и Александра. Она – директор школы, преподаёт русский и немецкий языки и литературу. Он – учитель истории, труда, физкультуры и чего-то ещё, сельские учителя поневоле осваивают смежные специальности из-за недостатка кадров и низких зарплат.

 

Александр Валентинович Петровский

     - Дорогу эту из-за школы так хорошо содержат, потому что у нас в дальней деревне Нивки, откуда и уходил партизанский обоз, живут двое учеников, - рассказывает Татьяна Петровская. – Туда ходит школьный автобус, а по плохой дороге его не пустят, за этим следит РОНО. Не будет школы – не будет дороги, таких примеров множество в нашей области и в соседних.
Именно Чернецовская основная средняя школа (то есть 9-летка) поддерживает память о партизанском обозе и воспитывает своих учеников в духе гордости за свою родину. Отчаянные люди! Здесь до райцентра – километров сорок по грунтовке, рейсовый автобус ходит не каждый день, свои машины далеко не у всех, и если срочное дело типа больного зуба или покупки лампочек, – то придётся, по словам Петровских, выложить тысячу (!) рублей за поездку на такси туда и обратно. А они тут детей учат…
     Александр Петровский когда-то закончил эту же школу и с детских лет помнит, как торжественно отмечали партизанские даты.
- Обоз уходил 5 марта, у нас это ещё зима, и мы всегда по снежку с ребятами собирались у партизанских памятников, их у нас несколько, венки самодельные возлагали, - вспоминает учитель. – И теперь мы возим своих учеников по этим местам. Дети ведь гордятся своими предками, которые сумели в такое тяжёлое время собрать продовольствие для блокадного города. Отдавали запасы добровольно, ни у кого насильно не отнимали – мы старожилов опрашивали. А они сами досыта не ели. Но понимали, что там, в блокаде, людям ещё хуже.

 

Папка с воспоминанями односельчан

     Партизанский обоз мог накормить несколько тысяч ленинградских детей. И многие годы ленинградцы об этом помнили, приезжали с благодарностью к памятнику, заходили в школу, чтобы взглянуть на экспонаты скромного партизанского музея. А теперь ездить перестали. Нынче если из Питера кто и добирается до дедовичских краёв, то только до самих Дедовичей. Все торжества проходят в райцентре, а когда представителей «партизанского края» пригласили в Петербург, то из Чернецова не взяли никого. Как будто они и не при чём. Учителя обиделись даже не за себя – за учеников.
    - Наши дети так хотели поехать в Ленинград – мы ваш город называем по-прежнему, - рассказывают Петровские. - Многие из них не имеют возможности побывать в северной столице, они из многодетных, часто неблагополучных семей, - ну вы понимаете, что за родители там. Нам обещали, что возьмут в поездку самых лучших, ребята старались, учились, ухаживали за мемориалами. Но не взяли никого из них. Поехали школьники из райцентра и чиновники.

 

Памятник партизанскому обозу в Нивках

     Потомки жителей партизанского края, впрочем, переживали не очень сильно. Они давно чувствуют, что никакой власти эта земля не нужна, поэтому работы здесь нет никакой – фермы закрыты, поля заросли бурьяном и борщевиком и никто не держит скот даже в личном хозяйстве. Все выпускники школы стараются попасть в Дедовичский колледж (бывшее ПТУ), чтобы закрепиться хотя бы в райцентре, а потом уже и в Псков с Питером подаваться. Кто не уехал – тот ведёт довольно своеобразную жизнь. Вот как Сашка из соседней с Чернецовым деревни Паревичи, куда не всегда можно доехать, не увязнув.
    - Я школу кончил, нигде работы нет, пробовал лес заготавливать для одной конторы, но они меня кинули с зарплатой, - делится Сашка. - С тех пор работаю на себя. Чагу собираю – лекарственный гриб, другие грибы, ягоды, продаю их, рядом река, рыбу можно ловить, огород у нас есть, в общем, дикарями тут и живём.
       И сколько таких «дикарей», которые живут в лесу и им же зарабатывают, по огромным территориям Северо-Запада! Власти вспоминают о них только тогда, когда грянут очередные выборы, в остальное время их стараются не замечать. Сашка вспоминал, что приезжало московское телевидение снимать фильм о партизанском крае – собрали детей, стали спрашивать, выживут ли они в лесу, как местные жители, когда эсэсовцы сожгли их деревни. Да легко – они и так живут почти партизанским манером, ну разве что не боятся карателей.
      Но Сашка – хотя бы молодой и сильный. А вот как быть Клавдии Августовне Баркановой 1928 года рождения? Дом её в деревне Нивки – сразу за памятником Партизанскому обозу. Баба Клава раньше всегда 5 марта выходила к посетителям памятного места. А теперь она в это время в Дедовичах.

 

Баба Клава рассказывает

     - Одна я уже не справляюсь, болею сильно, вот с двумя палками даже по избе хожу, зимую у детей, но как потеплеет – прошу увезти меня на родину, - рассказывает старушка. - Почти не слышу и плохо вижу, помню то, что было давно, а что сейчас – даже не знаю, телевизор не смотрю, там одно мельтешение. При партизанах у нас была советская власть, а потом пришли немцы, кто-то успел уйти с партизанами в болото, кто-то не смог. Вот мы не смогли, всё вокруг сожжено было, мы в землянке жили долго, а потом - в одном уцелевшем доме в подвале, в самом доме немцы жили. И потом в землянке жили, пока дом строили, это когда немцев уже выгнали. Я в колхозе после войны счетоводом работала, земля тут небогатая, так мы животноводством жили, фермы в каждой деревне были, молоко сдавали в райцентр, а осенью – мясо. Теперь, говорят, нет ничего, всё заброшено, да я не вижу, может, и хорошо, что не вижу…
       Мы не знаем, известно ли бабе Клаве, что до райцентра нынче далеко. Раньше, до строительства ГРЭС в Дедовичах, которую наполовину возвели, да так и оставили, да и первая половина вообще-то не нужна была, нет тут такого энергопотребления, - в общем, был мост через Шелонь и было до Дедовичей 25 километров. А потом из-за плотины река разлилась и моста не стало.

 

Здесь был мост через Шелонь

     Так что «скорая помощь», если что, тратит на дорогу вдвое больше времени. Но когда в последней местной деревне умрёт или уедет последний местный житель, областная власть смело может вычеркнуть из скромного списка потребителей национальных благ (электричество, медицина, дороги, продовольствие, дрова) целую территорию. Ту, которая когда-то в окружении немецких войск была советской страной в миниатюре.

Справка
I
Архивная справка Государственного Музея истории Санкт-Петербурга
Продовольственный обоз для блокадного Ленинграда, состоявший из 223 подвод, был сформирован в короткий срок и 5 марта 1942 года отправился в путь из «Партизанского края». Всего было собрано свыше 3500 пудов продуктов, из которых - 2375 пудов хлеба и крупы, 750 пудов жира. 28 марта 1942 года обоз прибыл в Тихвин, а 29 марта - в Ленинград. Начальник обоза Ф.Е. Потапов выступил по радио.
II
По воспоминаниям партизанского командира Николая Афанасьева, всё собранное свозилось в деревни Семёновщина и Нивки Дедовичского района. В числе собранного продовольствия было мясо, рожь, пшеница, горох, овёс, крупа, масло. Всего Ленинград получил около 38 тонн продовольствия. Исходя из нормы выдачи, продуктов, привезённых партизанским обозом, могло условно хватить на питание около 4 тысяч детей в детских домах осаждённого города в течение месяца, а это для ранней весны 1942 года было очень существенно.
III
Дедовичский район был центром Партизанского края, появившегося к 1 августа 1941 года. Здесь располагалась Вторая ленинградская партизанская бригада из двух тысяч бойцов. Край занимал 9600 квадратных километров в глубоком немецком тылу, простираясь с севера на юг на 120 километров, с запада на восток - на 80. Он охватывал неправильный прямоугольник между городами Дно, Бежаницы, Холм и Старая Русса. Край насчитывал 400 деревень, где работали по советским законам 170 колхозов. Действовали сельсоветы, 53 школы и медпункты. Авиация доставляла оружие, вывезла около тысячи раненых. У партизан была лесная типография, выпускавшая газеты и листовки. Просуществовал "Партизанский край" до сентября 1942 года.
Татьяна Хмельник
Александр Потравнов