С этого курорта уезжают не солоно хлебавши



Один из солецких источников (всего фотографий: 2)

Солецкие минеральные воды могли бы затмить старорусские, но некому ими заняться

    На возрождение бальнеологического курорта Сольцы в Новгородской области новгородцы рассчитывают получить 15 миллионов рублей от Всемирного банка развития. Если солецкий курорт восстановить, он будет не хуже старорусского.

Старый купеческий городок Сольцы на реке Шелонь, впадающей в Ильмень, назван так по основной местной достопримечательности: здесь бьют соленые (минеральные) родники и родятся уникальные лечебные грязи. Все, как в Старой Руссе, - только Старая Русса известна на всю страну, а бедные Сольцы, если им не помочь, могут навсегда остаться в безвестности, теряя и загрязняя никем и ничем не защищенные минеральные источники.

   Слава Сольцев как будто канула в прошлое, но еще до войны на ленинградских трамваях можно было прочесть рекламу: «Пейте солецкую минеральную воду!» Работал курорт, который был основан в 1915 году для раненых на фронтах Первой Мировой, бутилированную воду продавали по всему Северо-Западу. Во время войны город был сильно разрушен, сильно пострадал и курорт – от великолепного здания возле современной районной больницы осталась пара стен. Но по-прежнему бьют источники, по-прежнему накапливается целебная грязь (ее возили из соседней деревни Мшаги).

    Спрашивается, почему Старая Русса, которую разгромили еще сильнее, чем Сольцы, восстала из праха, на возрождение курорта были потрачены огромные для обескровленной страны деньги, а Сольцы остались брошенными до сих пор? Солецкие жители предлагают две версии – обе не считаются официальными, поскольку за официальную выдана просто нехватка средств. По первому предположению, за Старую Руссу радели некие партийные деятели, которые желали там лечиться, а за Сольцы заступиться было некому. Вторая версия нам кажется более правдоподобной: совсем рядом с Сольцами базируется авиаполк – это военный городок Сольцы-2. Хотя первый аэродром начал работать еще в 1940 году, но основное развитие полка дальней авиации пришлось на послевоенные годы. Учитывая стратегическое значение полка (бомбардировщики-ракетоносцы), развивать под боком сильно посещаемый гражданский объект было неразумно. Любопытно, что полк входил в дивизию, которой командовал Джохар Дудаев. Теперь об этом принято помалкивать, но ветераны полка не дадут соврать.

    В Сольцах, пожалуй, единственный из ныне живущих людей верит в то, что курорт можно восстановить – это чиновница местной администрации, специалист по охране памятников Надежда Чуркина. Многие годы она кропотливо собирала сведения о курорте – от стариков, заставших его в работе, от специалистов, которые время от времени приводили какие-то данные о ценности здешних вод и грязей. Например, она хранит единственный в своем роде план довоенного курорта, а также пачку собственноручно написанных предложений заняться столь важным объектом. По словам Чуркиной, время от времени в новгородской областной администрации возникает интерес к курорту:

- Последний раз это было при губернаторе Прусаке. Один из его заместителей обратился ко мне с просьбой предоставить все документы, из которых следовало бы, какой ценный объект пребывает у нас практически бесхозным. Я предоставила эти документы, но тут сняли Прусака, автоматически стало ненужно все, что делалось при нем.

Печально, но в самих Сольцах, стоя в самом центре, у отреставрированного кое-как Ильинского собора, никак нельзя догадаться, где же был знаменитый курорт. Никаких следов, никаких указателей! Молодежь не знает ничего, старики с трудом показывают дорогу («так, так, так и еще раз так»). Если не знать, что курорт был на берегу реки недалеко от больницы, то найти его руины весьма проблематично. Та же история с целебными родниками: узнать их местонахождение удается далеко не с первого раза. Это при том, что один из них находится совсем рядом с собором, в чахлом сквере.

Надежда Чуркина вздыхает:

- Даже больница наша не использует минеральную воду! Раньше был один доктор по фамилии Обдиркин, он все бился за организацию хотя бы простой бальнеолечебницы при больнице, но это оказалось никому не нужно. Хоть бы открытые ванны сделали возле источника, как это было раньше! Доктор тот уехал с тоски, теперь совсем врачи здешние о воде забыли, своих пациентов в Старую Руссу посылают. Воду разливают в бутылки на нашем пищекомбинате и продают, она называется «Солецкая», но бренд этот оказался мало раскрученным. Несколько участков, где есть скважины, просто не используются, таким образом, месторождение работает едва ли на четверть.

Та вода, которую бутилируют, добывается из скважины, то есть она защищена толщей земли. А вот лечебная грязь, которая непременно понадобится, если вдруг захотят реанимировать курорт, находится под угрозой: через деревню Мшага, где столетиями в особых «озерках» копилась эта грязь, проводят газопровод. Вряд ли саму трубу положат в соленое болото, но, как это принято у нас, испортят и стопчут все вокруг. Ведь соленые источники в деревне Мшага не стоят на учете как памятник природы! Только археологам удалось поставить на учет древний район солеварения, но сами родники оказывают беззащитными.

Теперь новгородцы, отпраздновав юбилей великого города, решили взяться за свои окрестности. Во всяком случае, в администрации области опять активно заговорили о реанимации курорта, что позволит сделать окрестности Новгорода (Сольцы лежат недалеко от областного центра) привлекательными не только для туристов, но и для желающих подлечиться.

Татьяна Хмельник

сентябрь 2009 года


Подверстка: другие новгородские запасы, которые не используются

Давно известно, что вода из Ильменя, которая идет на водоснабжение Великого Новгорода, перестала отвечать современным требованиям, предъявляемым к питьевой воде. Гидрогеологи из Северо-Западной комплексной геологической экспедиции нашли громадные запасы пресной воды – практически подземное море – в Батецком районе области, в верховьях реки Луги. Пробные скважины дали прекрасный результат. Дело за малым: за постройкой водовода до Новгорода. Это около 30 километров, да плюс насосные станции, - все это стало непосильным бременем для новгородского бюджета. Здесь нужны федеральные деньги. Пока их нет – Новгород пьет из Ильменя, открытого водоема, где возможно появление различных загрязнений.

В Хвойнинском районе на северо-востоке области разведаны колоссальные запасы минеральных вод. Месторождение Хвойное было оценено в 224 миллиона долларов, тогда как Солецкое – только в 1,6 миллиона. Правда, данные старые, десятилетней давности, но с тех пор ничего принципиально не менялось.

В Боровичском районе есть несколько участков, где можно брать лечебную минеральную воду, в том числе сероводородную. Пытались использовать воду пригорода Боровичей в Гверстянке, но ни под одним брендом этот товар не пошел, не выдержав конкуренции со знаменитыми «Семью ручьями» из Окуловки.