СЕЛЬСКУЮ ШКОЛУ УБЬЕТ ФОРМАЛИЗМ





Здание школы - бывший усадебный дом (всего фотографий: 4)

    Закрытые за последние десять лет деревенские школы – притча во языцех. Популисты-романтики жалеют эти школы, деревни, детей, учителей, всю Россию. Реалисты – партийные и беспартийные – признают, что содержать такую школу для районного бюджета слишком дорого, здание малокомплектной школы съедает почти столько же, сколько на него тратились бы при полной его загрузке. Сердцем понимаешь, что правы одни, умом – что другие. Но есть тут еще один аспект, который – ни уму ни сердцу. И на первый взгляд он не очевиден.

 

Современный интерьер в бывшей школе Усть-Волмы

    Заехали мы по делам в деревню Усть-Волма. Живописный, но неблизкий угол Новгородской области. В парке стоит заброшенный двухэтажный особняк. Оказалось – школа. Мебели нет, а пол во всех помещениях густо покрыт брошенными учебниками и тетрадями. 

 

В одном из классов бывшей школы...

     Стали листать. Постепенно перед нами вырисовывалась картина существования «Основной общеобразовательной школы № 5 Крестецкого района». 2007-2008 учебный год стал последним в ее истории. 
    Раскрываем тетрадку, исписанную четким профессиональным почерком, - «План воспитательной работы в 9 классе на 2001-2002 учебный год». В классе – двое детей: мальчик и девочка, и вдвоем они составляют целый класс уже много лет. Оба – из неполных семей, мальчик – из «группы риска», то есть попивает, покуривает, учиться не желает, трудолюбием не блещет, факультативов не посещает. Девочка, напротив, хорошая. На следующей страничке аккуратной, без единой помарки тетрадки идет перечень мероприятий, проводимых учителем с двумя детьми (эти двое, мальчик и девочка, составляют целый класс уже много лет, судя по найденным документам). В разделе «Здоровье» учитель ставит перед собой задачу «на минутках общения рассказывать о здоровом образе жизни, ужасах наркомании». Раздел «Учение» поражает призывом «организовывать взаимопомощь в классе».

     В разделе «Работа с родителями» отражено намерение организовать «посещение детей на дому с целью выявления условий жизни детей, общения родителей и детей». Дальше идет план мероприятий на год. Это не Кафка, это Усть-Волмская девятилетка. Вот некоторые мероприятия, которые зафиксированы беспристрастным документом: «Принять участие в осеннем бале», «Принять участие в неделе игры и игрушек», «Принять участие в подготовке и проведении новогоднего праздника «Утренняя сказка», классные часы «О товариществе и дружбе» и «Женщина-мать – первый творец жизни». А самое нелепое – диспуты типа «Каков он – современный рыцарь». Диспут в классе с двумя учениками!
      При этом в Усть-Волме жителей сотня едва наберется. Люди эти общаются каждый день поневоле, знают друг о друге все, все дети тут растут на глазах у всех взрослых. Да вы и сами знаете, что такое деревня, - многие нынешние горожане имеют в анамнезе деревенскую бабушку.
Вы считаете, что мы глумимся над нашей школой? Напротив. Над ней глумится Министерство образования, причем уже много лет. Я вовсе не склонна думать, что сельскому учителю больше делать нечего, как выдумывать всякие нелепицы, описанные выше. Скорее всего, у этих учителей времени в обрез – и школа, и семья, и подворье, это же деревня, здесь все живут своим хозяйством, иначе ноги протянешь. Список дурацких мероприятий скопирован из методички, присланной РОНО. Но и РОНО – не крайние в этой истории, и даже не областной комитет образования. Поднимайте выше! Вся эта бессмертная дурь сочиняется в головах министерских чиновников, для которых главное – делать вид, что ведется работа. Собственно дело в нашей заштатной школе давно заменили на «делание вида» - на хорошую мину при плохой игре. Эти «указующие и направляющие» талмуды сочиняются на всю страну чохом: от Владивостока до Калининграда, от Мурманска до Пятигорска. Теоретически каждый субъект может и должен вносить свои коррективы в талмудическую «мудрость». Но зачем? Инициатива у нас наказуема, а зарплата у методистов РОНО не слишком высока. Вот и переписывают учителя, высунув язык от усердия, все эти пошлые глупости из методичек в тетрадки, а комиссия из РОНО оценивает работу школы не по знаниям учеников, а по натасканности в ЕГЭ и по оформлению обязательных отчетов.

 

Я бегу, мы бежим, они бегут... Вопрос куда?

     Грустно все это. Можно до хрипоты ругать косность царского правительства, но до революции в деревнях были три категории крайне уважаемых граждан, которых не полагалось обижать никому, даже в буйном хмелю. Это были священник, врач и учитель. Современный сельский учитель, униженный зарплатой-подачкой, оскорбленный средневековым бытом, еще и данник великого Министерства образования, которому он должен предоставлять скрупулезные и абсолютно бессмысленные отчеты. По отчетам все прекрасно. Но отчего бегут люди из деревни? Отчего они не рожают там детей, а родив – не хотят их там учить? Отчего сельские школы погибают? Ответ очевиден. Рыба сгнила с головы. Министерство образования занято своими проблемами и давно позабыло, как выглядит обыкновенный школьник и учитель, тем более сельский. Поэтому и среднее образование в таких условиях становится даже не средним – а очень посредственным, и главное – отвращает ребенка от дальнейшей учебы, а из учителя вышибает все творческие задатки.
Татьяна Хмельник