ШЛЮЗЫ ШЛИССЕЛЬБУРГА








Шлюз в Шлиссельбурге (всего фотографий: 7)

    Одной из достопримечательностей Шлиссельбурга, о которой пишут все путеводители, считаются шлюзы Староладожского (Петровского) канала, стоящие под охраной как памятники регионального значения. Мы сейчас не будем останавливаться на ужасающем состоянии этой достопримечательности, внешний вид которой хорош в качестве декорации для фильмов о последствиях ядерной войны. Мы расскажем то, о чем не пишут путеводители и о чем очень скупо и с ошибками рассказывают экскурсоводы – мы расскажем об истории строительства этих шлюзов.
    Для тех, кто не был в Шлиссельбурге сразу уточним под шлюзами Староладожского канала мы понимаем две группы шлюзов – на Новом (Екатерининском) устье и на Старом (Петровском) устье. На современной спутниковой карте это выглядит следующим образом:

 

Спутниковый снимок Шлиссельбурга

    Стандартная версия строительства шлюзов обычно заключается в следующем: «Одновременно со строительством канала строили камерные шлюзы по концам канала – в Новой Ладоге и Шлиссельбурге. В 1730 году шлюзы были построены». Можно встретить и иной вариант: «В связи с тем, что канал отличался от первоначально задуманного и имел глубину меньше 1 метра, в Шлиссельбурге и Новой Ладоге были сооружены шлюзы для поддержания необходимой для судоходства глубины». Мы можем с уверенностью сказать, что первая версия ошибочна, а вот вторая уже ближе к истине.
    Первый указ «О начатии работы Ладожского канала и о собрании для оной работников со всега Государства» вышел 19 сентября 1718 года. Затем были указы уточняющие - с какого количества дворов сколько работников должно присылаться на работы и когда. Однако, вскоре концепция поменялась, и 16 ноября выходит указ «О продолжении работ на Ладожском канале подрядом и о сборе на сей предмет денег». Непосредственно сами работы по устройству канала начались 22 мая 1719 года, когда Петр I с многочисленной свитой приехал в Новую Ладогу и собственноручно начал рыть землю. Ни в первоначальном проекте, ни после того, как руководить строительством в январе 1724 года был поставлен Миних, шлюзы на краях канала не предусматривались.
    Весной 1731 года, в царствование Анны Иоанновны, канал был открыт для судовождения. Общая длина составила 104 версты, ширина канала по дну - от 10 до 14 саженей. Глубина канала, по проекту установленная в 7 футов, в реальности позволяла проходить судам с осадкой в пять футов (1,5 метра). По озёрной стороне канала было устроено 14 водоспусков для сброса излишков воды, а по нагорной стороне канала – 16 резервных водоспусков для пополнения воды в канале из резервных водохранилищ. Все эти водохранилища соединены были между собой специальным каналом шириной в одну сажень и глубиной в один аршин, с целью равномерного водосброса.
Однако уровень воды в Ладожском озере не является величиной постоянной и он подвержен изменениям, что не могло не сказываться на уровне воды в канале. В те годы не было достаточной статистики за наблюдением этого уровня, а сегодня мы знаем, что средний многолетний уровень воды в Ладоге составляет 484 сантиметров над уровнем моря (по Балтийской системе). В то же время известны циклы сильного изменения уровня воды в озере (с периодичностью около 30 лет), когда полноводные периоды сменяются маловодными. Разница уровней воды в такие циклы может составлять более двух метров: так, минимальное значение - 364 сантиметра над уровнем моря было зафиксировано в 1940 году, а максимальное - в 1924 году (604 сантиметра).
     В общем, уже через год, по итогам второй навигации стало ясно, что проектной глубины канала недостаточно и требуется строить шлюзы. Решение было принято, что и закреплено соответствующим указом о выделении денег на строительство шлюзов от 12 сентября 1732 года: «…на достройку Ладожского канала и дело каменных шлюзов». Объяснение тому, что речь в данном указе идет именно о шлиссельбургских шлюзах, мы находим в тексте закладной плиты, которая была найдена в 1822 году при разборке старых конструкций. Текст, который был обнаружен на этой плите, был переписан и представлен императору Александру I на ознакомление: «Божию поспешествующею милостию совершися сей великий канал ко всей народной пользе повелением Всепрестветлейшия Державнейшия Великия Государыни Императрицы и Самодержецы Всероссийския Анны Иоанновны матери отечества в первое лето благочестивая державы царства Ея; трудами-тщаниями и смотрением Его сиятельства Высокоповелительного Генерала фельтмаршала и Кавалера Графа Господина фон Миниха, и во основании сего при Шлиссельбурге шлюза положися сей первый камень Ея Императорского Величества собственными руками в лето Господне 1732, благочестивая же державы царства Ея третие». В верху доски, расколотой на три части, находилось изображение императорской короны.
     Как выглядели эти шлюзы, как мы можем видеть с плана времен Елизаветы Петровны.

 

Фрагмент плана Ладожского канала с указанием шлюза в Шлиссельбурге. 1740-е годы

     На протяжении XVIII века эти шлюзы периодически ремонтировались, но никаких принципиальных изменений, за исключением облицовки камнем предпринято не было.
Росла столица, росли потребности, соответственно рос и грузооборот. Главным узким местом в канале были шлюзы. Кроме того, что требовалось время на проход через шлюзы, серьезную задержка в работе шлиссельбургских шлюзов создавал и сильный ветер, который препятствовал выходу тяжелогруженых барок из канала в Неву. Одним из способов, который мог частично решить эту проблему стала идея создания второго устья Староладожского канала, с выходом в Малую Невку, где ветер не мешал судам, поскольку выход из канала прикрывался бы Екатерининским (Фабричным островом).
    Первый проект по устройству Нового устья, длиной около 660 саженей (1,4 километра) был разработан в 1796 году генерал-майором Герардом. Но, граф Сиверс, Главный Директор Водяных Коммуникаций, решил что проект слишком дорогой и поэтому на утверждение Павлу I был представлен урезанный проект, в котором ширина канала уменьшалась вдвое, до 5 саженей по дну, и предусматривался только один шлюз. В 1800 году были выделены 117 тысяч рублей и стройка началась. Однако уже скоро ошибочность решения Сиверса стала очевидной. Рост объемов перевозок по Ладожскому каналу требовал большей пропускной способности. По этой причине в 1803 году был утвержден новый проект, предусматривающий увеличение ширины канала для Нового устья до 10 саженей по дну, но шлюз все-таки оставили один. Подряд на строительство получил новоладожский купец Петр Попов. Все работы по устройству Нового Устья закончились летом 1806 года, а общая стоимость работ составила 376 082 рубля.
Как выглядело Новое устье и фабричный остров в 1804 году можно увидеть на соответствующем плане.

План Новгого устья Ладожского канала в 1804 году (Фрагмент)

   После запуска Мариинской водной системы интенсивность движения по Ладожским каналам резко возросла. В 1816 году был поднят вопрос о необходимости провести реконструкцию Ладожского канала с целью сделать его бесшлюзовым, в виде открытой протоки, реализуя первоначальную петровскую идею. Никаких расчетов сделано не было, но император Александр Первый утвердил это решение в январе 1817 года. Тогда же было закуплено материалов на 70 000 рублей, но никаких работ не начали. На запросы управляющего Ладожского канала о начале работ из столицы следовали отписки, что, мол, решение есть, но денег нет и надо подождать. В 1820 году начальником 1 округа путей сообщения, в состав которого входили и Ладожские каналы, был назначен генерал-майор П.П. Базен (настоящее имя было Пьер Доминик, в русской версии его называли Пётр Петрович), а Главным директором водяных сообщений с апреля 1819 года служил генерал-лейтенант А.А. Бетанкур. Практически сразу после своего назначения, в мае после осмотра Ладожских каналов генерал Базен обратился с рапортом о необходимости проведения ремонта Шлиссельбургских шлюзов, которые к тому времени находились в ужасающем положении. Бетанкур разрешил проведение подготовительных работ, не дожидаясь разработки проекта перестройки всех шлюзов. Впоследствии члены Совета Путей Сообщения выскажут претензии к Бетанкуру, что тот своевольно нарушил не отменённое решение императора сделать Ладожский канал бесшлюзовым.
   Маниакальная страсть чиновников пытаться экономить на мелочах иной раз приводила к гигантским перерасходам. Не всегда побеждал разум, но в некоторых случаях наделенные властью руководители шли наперекор уже принятым и утвержденным императором решениям. Так и в случае со шлюзами - Бетанкур смог обосновать своё решение по реконструкции шлюзов самому императору. Однако Совет в лице генералов Карабедеза, Попова и графа Сиверса выступал с явной критикой разработанного Базеном проекта реконструкции шлюзов перед следующим Главноуправляющим (так стала называться должность Главного Директора) Путями Сообщений герцогом Александром Виртембергским. На совещании в июле 1822 года Совет предлагал не строить 4-камерный шлюз, не строить флютбеты (совокупность подводных частей, образующих искусственное ложе для открытого водного потока) из гранита, ограничиваясь деревом, не строить двухпролётный мост на подходе к шлюзам, считая это излишеством, а также вернуться к неотмененному решению императора перестроить весь канал с целью отказа от шлюзования. Резолюция на это мнение Совета только что назначенного на должность герцога Виртембергского наглядно демонстрирует его стратегический подход к развитию водных систем: «Совет пропустил из виду необходимость делать новые сооружения не только настоящему положению судоходства, но и распространению, которое оно должно неизбежно получить устроением в разных местах Империи новых водных соединений». Кроме того, герцог напоминал о необходимости реконструкции шлюзов на Новом устье и высказывал удивление постановкой вопроса о безшлюзовом канале, поскольку «углубление существующего сопряжено с такими трудностями и затратами, что проще построить новый канал».
    Затем первоначальный проект 1822 года в ходе работ несколько дорабатывался и корректировался. Например, двухпролётный мост перед шлюзами и бассейном изначально был спроектирован на чугунных колоннах, но затем их решили заменить гранитными. В 1824 году был проведен конкурс на поставку 24 гранитных колонн. Причем изначально, опять в целях экономии, колонны хотели заказывать сборными - т.е. сделанными из небольших фрагментов. Однако подрядчики, которые вызвались на участие в торгах, убедили заказчика, что надёжнее и проще делать нормальные, цельные колонны. Победителем конкурса оказался купец Суханов (известный каменных дел мастер), который обязался сделать эти колонны за 29 800 рублей. Высота колонн в центре моста составляла 16 футов, толщина у основания 3 фута и 4 дюйма, а в верхней части - 2 фута 3 дюйма. Реконструкция шлюзов Старого Устья в соответствии с проектом предусматривала выполнение работ в две очереди. Первая часть – это постройка первых двух камер шлюзов, части бассейна и временного моста. Этот объем работ был закончен в 1827 году, и судоходство по первым двум камерам нового шлюза было открыто.
Другие две камеры были окончены в июле 1832 года, а к следующей навигации 1833 года были проведены работы по благоустройству и с приведением моста на колоннах в окончательный рабочий вид. (Современный вид моста можно увидеть здесь)

Проект (П.П.Базен)разводного моста награнитных колоннах 1824 год (Фрагмент)

    После реконструкции основных объектов Старого устья с 1836 года приступили к работам по реконструкции Нового устья, но с меньшими параметрами – строили однопролётный разводной мост и две камеры шлюза, взамен одного. Поначалу обсуждалась важная проблема - как обеспечить судоходство с выходом в Малую Невку. Предлагали построить временный канал от четвертой версты. Подсчитали расходы, убедились, что дорого. Тогда пошли на малые потери. Временный канал решили сделать непосредственно перед реконструируемыми шлюзами там, где сейчас находится пешеходный мостик перед шлюзовым бассейном. Перед этим каналом сделали полюшлюз, насыпали временные дамбы и начали работы по реконструкции. Все работы были разбиты на шесть этапов, по которым были составлены отдельные сметы и проводились отдельные торги. Планировалось закончить работы к августу 1839 года, но всё как-то затянулось и реально реконструкция была завершена только в 1842 году.

Чертеж разводного моста и шлюза в Новом устье. 1840 год (Фрагмент)

   Кстати, ситуация с торгами была тяжёлой – то никто не придёт, то будет всего пара купцов. Причина была в трудности выполнения контрактных условий - по правилам того времени, победителем на торгах мог стать только тот, кто предложит не просто меньшую цену, а чтобы она была еще меньше предусмотренной сметой и ниже прежних (по аналогии) договорных цен. В качестве примера борьбы за понижение цен со стороны чиновников приведем письмо купца Евдокима Денисова, которое он написал после того, как выиграл торги в мае 1837 года. «Я нижеподписавшийся С.Петербургский купец Евдоким Денисов дал сию подписку Хозяйственному Комитету Главного Управления Путей Сообщения и Публичных зданий в том: что на понижение выпрошенных мною на торгах цен, за поставку для построения шлюзов на Новом Устье Ладожского канала в 1837 году дров сосновых, железа круглого и отборной бутовой плиты, превышающих прежние договорные цены на две тысячи триста рублей восемьдесят копеек, я согласиться никак не могу». В результате, контракт с Денисовым заключен не был и Хозяйственное Управление само закупало эти материалы.

План развития Шлиссельбурга. 1839 год (Фрагмент)

    В наше время от разводных мостов сохранились только береговые устои моста в новом устье и гранитные колонны моста в старом устье. Ни механизмы, не разводные части не сохранились и вместо них использованы обычные современные конструкции. Увы, желания реконструировать, пусть и с применением новых материалов, элегантные решения генерал-майора Базена в современных российских условиях, вероятно, нет. Можно только представить, как этот мост смотрелся бы в случае его реконструкции. Состояние шлюзов, водных бассейнов и самого канала вызывает у каждого, кто их видит впервые, массу смешанных и противоречивых чувств. Нет кованых и ажурных фонарных столбов, нет и дубовых шлюзовых ворот с железным фигурным крепежом. Вспоминаются слова, которые в 1829 году генерал Базен написал о двух первых камерах шлюза на старом устье в Шлиссельбурге: «…Сие знаменитое и общеполезное сооружение многие столетия противостоять будут разрушительной силе времени и послужат достославным памятником мудрых и благих попечений о счастии своих подданных из благодетельнейших монархов Александра и Николая 1го». Что же можно сказать о современности, глядя вокруг, и какой современный объект можно посчитать «достославным памятником мудрых попечений»?

Александр Потравнов
Татьяна Хмельник

Статья написана на основе материалов из РГИА и Шведского Королевского Архива