ШУМ ВОКРУГ ГОРЫ




Шум-гора вид с севера (всего фотографий: 3)

ЛАВРЫ ШЛИМАНА НЕ ДАЮТ ПОКОЯ СОВРЕМЕННЫМ «КРАЕВЕДАМ»


    Над знаменитой Шум-горой нависла нешуточная угроза. Крупнейшая нетронутая сопка Северной Европы может пасть жертвой «энтузиастов». То, что археологи не рискуют раскапывать много десятилетий, непрофессионалы готовы срыть под корень, причем на государственные деньги. Научная общественность Северо-Запада «вдруг» в очередной раз осознала, насколько уязвимы археологические памятники.
    Мы не раз писали о Шум-горе – огромной сопке-захоронении, которую сами археологи признают загадочной. Стоит она в верховьях реки Луги в Батецком районе Новгородчины. И снова она стала объектом внимания, на сей раз – тревожного. Якобы администрация Новгородской области жаждет раскопать сопку, ибо область откровенно завидует самому Новгороду, где следует одна археологическая сенсация за другой. И хотя в области много лет успешно ведутся раскопки, - одна только Старорусская экспедиция приносит ежегодно массу открытий, - видимо, для сенсации надо «царя Юрика в золотом гробу», чтобы мировая наука вздрогнула.
Мировая – не мировая, а северо-западная археология от такой вести уже вздрогнула. Копать эту сопку никто никогда не отваживался, хотя существует стойкая легенда, что там захоронен сам легендарный Рюрик. Об этом рассказывают местные жители и, с их подачи, охочие до сенсаций краеведы. Но кроме легенд, вокруг сопки еще расцветает и махровая безграмотность, ярким примером которой служит обычный информационный щит, который установили местные власти перед Шум-горой. С другой стороны, это может быть и не совсем безграмотность, а так называемая «предприимчивость», в целях завлечения плохо знающих историю людей разнообразными «жареными» небылицами с «сакральным» антуражем. Откуда растут крылья у таких приземленных идей тоже понятно.

Информационный щит у Шум-горы

    Два дачника из ближней к сопке деревни, братья Алексашины, давно носятся с идеей если не выкопать Рюрика, то сделать вокруг «сказочный город» - музей под открытым небом, куда можно стащить все сакральные камни. Они лежат в изобилии по окрестностям и все, по мнению Алексашиных, просто испещрены тайными знаками рюрикова племени. Часть камней братья перетащили к себе на огород – там, мол, им удобнее лежать.
   Много лет Алексашины таскали камни и безуспешно пытались «раскрутить» если не областную власть, то хотя бы районную на создание музея на Передольском погосте (так называется местность вокруг). Дело не двигалось. Братьям было печально. И вдруг проносится слух, что будут копать сопку, причем слух исходит аж из Новгородского университета. При этом человек, много лет руководивший раскопками на Передоле, петербургский археолог Надежда Платонова, узнает эту новость через десятые руки. Как стало ей известно, люди, уговаривавшие сначала одного высокого новгородского чиновника, а затем и руководство университета, напирали на то, что в результате раскопок обязательно будет сенсация мирового класса, просто, мол, косные ученые не хотят заниматься этим делом. 
   К счастью, в Новгороде много не только чиновников, которых можно раззадорить потенциальной сенсацией. Там много и археологов. Едва услышав эту историю, они все дружно встали на дыбы: копать Шум-гору нельзя! Любой археолог знает, сколько времени уходит на полевые работы. За один сезон сопку не разобрать, потому что там надо буквально просеивать землю. Настанет осень с дождями и зима со снегом, что тогда? Строить над полуразобранной сопкой ангар? Кто считал, каких денег это будет стоить? И не получится ли так, что покопают, поймут, что не идет, и тупо бросят – на поругание и разграбление. Сопка будет фактически уничтожена. Так работали в XIX веке, когда главной целью была добыча предметов, - например, наш первый археолог Ивановский фактически уничтожил тысячи памятников по Санкт-Петербургской губернии. К счастью, профессионалы-археологи пока одержали верх над горе-энтузиастами, охочими до сенсаций.
   С одной стороны, вроде бы история благостно «спустилась на тормозах«,только напугав страшными слухами. С другой – она показывает многие проблемы охраны археологических памятников. Их безбожно перекапывают «черные», об этом знает Управление по охране памятников, но оно не может сидеть на каждом памятнике в карауле. В то же время далеко не со всеми поставленными на учет археологическими объектами ведется какая-то работа, и они становятся обсуждаемыми только в случае скандала. Несколько лет назад «красные следопыты» «перезахоронили» средневековый новгородский могильник, объявив его братской могилой жертв фашизма. Могильник этот стоял на учете много лет, но никто им не занимался, а закона, по которому поисковики должны свои раскопки согласовывать с охраной памятника, - как не было, так и нет. Музей на Передольском погосте – тоже хорошо бы, но кто этим будет заниматься? Профессионалы все давно заняты чем-то другим, вот непрофессионалам Алексашиным и пришло в голову фактически пойти ва-банк, надеясь на помощь чиновников. 
    Современные просвещенные правители обожают, когда ученые им дарят какие-нибудь древности, хоть бусину, хоть даже шишку и бересту из раскопа. Но пока что мало кому из наделенных властью или деньгами людей приходит в голову, что археологию надо подкармливать не время от времени, чтоб уж совсем лапы не протянула, а регулярно. Тогда, с одной стороны, будет меньше «инициативной глупости» в поисках сенсаций, с другой – эти самые сенсации при нормально спланированной работе пойдут чаще и гуще.


ЛЕГЕНДА О «ЦАРЕ ЮРИКЕ»


    В стародавние времена была поздней осенью у реки великая битва, в которой участвовал «царь Юрик». Погибшего Юрика до весны засыпали камнями и с ним осталось 12 ближних воинов. Весной перенесли царя через реку и похоронили. Двенадцати воинам отрубили головы и вокруг Юрика положили. Из наших исторических и легендарных «царей» только один тянет на роль «Юрика» - это Рюрик-викинг. И хотя другие местности тоже претендуют на место захоронения Рюрика, никто с таким упорством не настаивает на погребении убитого «царя», как обитатели Верхнего Полужья. Но у викингов действительно существовал такой обряд: если воина нельзя похоронить сразу, то его временно забрасывают камнями, чтобы труп нельзя было осквернить. И про 12 воинов тоже правда. У викингов самая страшная и верная клятва – «клятва двенадцати»: 12 знатных воинов клянутся умереть вместе с господином и должны сдержать слово, за это они попадают в загробный мир одновременно и наделяются там практически теми же полномочиями, что и на земле.

 

Вид на Шум-гору с запада

МНЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ


   Глава Центра археологических исследований Сергей Трояновский:
- Шум-гору ни в коем случае нельзя вскрывать! Сначала надо провести детальное обследование, потому что сейчас там очень много неясного, очень неоднозначные результаты георадарной съемки. Если мы вмешаемся в тело памятника без подготовки, мы можем его безвозвратно погубить. Я понимаю желание одних получить сенсацию и других – удовлетворить свои личные амбиции, но Шум-гора – это не игрушка и не полигон, где можно экспериментировать. Кстати, любые несанкционированные раскопки на археологическом памятнике – это уголовно наказуемое деяние, как и перемещение каких-либо объектов с его территории, скажем, то, что таскают Алексашины к себе в огород, считается частью памятника и так же охраняется законом.
    Глава комитета по культуре, туризму и архивному делу Новгородской области Сергей Богданов солидарен с коллегой Трояновским:
- Мало ли какие энтузиасты чего хотят. Это же не в песочнице порыться! Без полного обследования сопку никто не тронет, а обследование – это годы работы. Кстати, к нам как раз обратился один научный институт из Петербурга с предложением сделать еще одну георадарную съемку Шум-горы, более совершенную, чем предыдущая. Вот это дело. Но даже оно должно быть подготовлено и осуществлено так, чтобы никоим образом не повредить сопке. Что же касается попытки организации вокруг сопки музея – это должна быть не самодеятельность, а нормальный проект. Мы подумаем над тем, как его осуществить.

Татьяна Хмельник