СТОЛБОВСКИЙ МИР


Возможное место проведения переговоров в Столбово (всего фотографий: 1)

- А вот здесь, между двумя ручьями, Кровавым и Беседным, мирный договор заключили. Ручей Кровавым называется, потому что битва была большая, ручей от крови стал красным. Богатыри тогда бились, великаны, мы в огородах у себя кости находим - огромные, черепа как вёдра. А битва - это та самая, после которой договор и подписали...

Вот так нам рассказывали в деревне Столбово на реке Сясь о месте, где стоит деревянный крест в память о подписании Столбовского мирного договора 27 февраля 1617 года. Мы подошли к этому кресту, поставленному в 2007 году, - на снегу наши следы оказались единственными. 400 лет прошло с тех пор.

Много утекло за эти годы и воды, и крови. Даже в XXI веке мы сталкиваемся с последствиями договора, который подписали на Сяси уполномоченные послы: граф Якоб Делагарди, Генрих Горн, Арвед Теннисон, секретарь Магнус Мартесон - с шведской стороны, а российской стороны - князь Данила Иванович Мезецкий, Алексей Иванович Зюзин, дьяки Николай Новокшенов и Добрыня Семёнов. Тогда от шведов бежали православные карелы, потомки которых и ныне живут в Тверской, Новгородской и Ленинградских областях. А на их место, в опустевшие селения и на новые угодья заселялись карелы-лютеране из соседних шведских провинций — Эуряпяя (?yr?p??) и Саволакс (Savolax). Потомков этих переселенцев стали затем называть финнами-ингерманландцами. Так что Столбовский договор - не просто документ о мире, нет, он оказал сильное влияние на судьбы сотен, а то и миллионов людей по обе стороны границы на протяжении многих столетий.


Этнографическая карта 1851 года

Этнографическая карта 1851 года

Чтобы осознать всё это как следует, надо сделать небольшое историческое пояснение.

События, которые напрямую были связаны с этим договором, начали активно развиваться в 1607 году.  После того, как был убит первый Лжедимитрий и царём избрали Василия Шуйского, появился ещё один претендент на российский престол - Лжедимитрий II или, как его часто именуют, Тушинский вор. Этот Лжедимитрий, одержав несколько побед над правительственными войсками, пришёл под Москву и стал лагерем в Тушине. Часть России, которая даже не была захвачена польскими войсками, открыто присягнуло этому самозванцу. В числе тех, кто признал его власть, оказались многие города современного Северо-Запада: Псков, Гдов, Ям, Копорье. Шуйский оказался в тяжелейшем положении: армия малочисленна и небоеспособна, часть страны - Сибирь, Астрахань, Казань, - не спешит вмешиваться в ситуацию, часть перешла на сторону самозванца и поляков, которые стоят за Лжедимитрием. И тогда новый царь принимает уже давно предлагавшееся предложение о военной помощи со стороны шведского короля Карла IX, одновременно ратифицировав Тявзинский договор. При этом важно учитывать, что шведский монарх был, говоря упрощённо, «неправильным» королём. Дело в том, что законным королём Швеции в 1594 году стал сын умершего в 1592 году Юхана III Сигизмунд III - король Польши. Но полноправным монархом двух стран он был недолго, уже через несколько лет начались трения со шведской элитой, а в 1599 году он был окончательно свергнут своим дядей, будущим королём Карлом IX. Разногласия между царственными дядей и племянником заключалась не только в личных амбициях, но ещё и в вере. Швеция приняла протестантство, а Сигизмунд воспитывался матерью Катариной Ягеллонкой в католической Польше, где они долгое время жили в изгнании. Амбициозный Сигизмунд не собирался мириться с потерей шведской короны. Ещё в 1598 году он пытался с 20-тысячным корпусом победить дядю Карля, но это не удалось, а затем польско-шведская война продолжалась вплоть до 1629 года.

Итак, интересы двух государей совпали, и в феврале 1609 году в Выборге был заключён договор, по которому на помощь Василию Шуйскому из Швеции приходит 5-тысячный корпус наёмников под командованием Якоба Делагарди. Кроме положения об их финансировании, их прав и обязанностей, в договоре была запись о том, что за услуги, оказанные шведским королем, русский царь отдаёт крепость Корелу и Корельский уезд. Договор был подписан уполномоченными лицами в феврале 1609 года, а затем подтвержден Василием Шуйским.

Отряд Делагарди, совместно с отрядами правительственных войск Шуйского, освободил ряд городов и деблокировал Москву. Однако Корелу и Корельский уезд шведы официально так и не получили (по договору Корелу необходимо было отдать в течение трёх недель с момента пересечения отрядом границы). Затем были проблемы с платой наемникам, саботирование передачи Корелы с уездом и поражение в Клушинском сражении, свержение Василия Шуйского и призвание на российский престол Владислава - сына Сигизмунда.  

В результате, бывшие союзники превратились в противников и начали действовать самостоятельно. Вскоре шведы и присягнувшие в 1611 году шведскому принцу как новому российскому государю новгородцы контролировали Старую Руссу, Новгород, Порхов, Яму, Копорье, Ивангород, Орешек и Корелу (Кексгольм). Когда шведы убедились, что опасность со стороны польско-русского нападения миновала, а шведский принц на российский трон не сядет, то они решили воспользоваться тяжёлой ситуацией, в которую попали русские, и решить с их помощью свои проблемы. Дело в том, что в 1613 году шведы подписали мирный договор с Данией, по которому они были обязаны уплатить 1 миллион талеров, оставив до момента уплаты всей суммы несколько крепостей в залоге у датчан. Так что воевать с московским государством шведы не хотели, а поэтому еще в 1614 году они предложили начать мирные переговоры. Москва пошла на проведение переговоров только осенью 1615 года, после того как шведы начали осаду Пскова.

Переговоры начались в Дидерине, около современного Демянска, и на них обсуждались условия освобождения шведами русских территорий. В переговорах активное участие принимали посредники - из Нидерландов и Англии, в то время это была обычная практика. Например, при заключении мира между Швецией и Данией в 1613 году участвовали английские посредники. Исходя из инструкций шведского короля, шведы с самого начала переговоров были готовы к выкупу за все территории (за исключением Корелы с уездом), которые контролировали его войска. Мотивация шведов была простая - они понесли большие издержки во время помощи Москве, но никакой оплаты за это не получили. Также были просрочены сроки передачи Корельского уезда. В самом начале переговоров (октябрь 1615 года) эта сумма равнялась 7 миллионам талерам, в феврале 1616 года она была опущена до 4 миллионов талеров (эквивалент 40 бочонкам золота), или 2 миллионов рублей. Кроме того, был предложен вариант, по которому московский царь не платит больших денег, а отказывается от крепостей Копорье, Орешек, Иваногород и Ям с уездами и выплачивает 150 000 серебряных рублей.

Эти варианты, одновременно с подписанным коротким перемирием, были направлены в Москву в феврале 1616 года. Голландские посредники в своих письмах отмечали, что московские послы при оформлении этих предложений больше внимания уделяли формальным сторонам. Например, они требовали увеличить титул московского царя и сократить титул шведского, а также поменять местами упоминание государей - московский царь должен писаться первым. Но царь Михаил Федорович отказывался рассматривать эти условия, считая их невыполнимыми. От шведов стали требовать полного вывода войск с захваченных территорий. Шведская сторона, в свою очередь, настаивала, чтобы Москва определилась с предложенными вариантами, и в случае отказа от одного из вариантов грозили начать новую войну.

12 сентября 1616 года царь поднял этот вопрос на Земском соборе: "И ныне как о том на соборе приговорят, на чем с свеискими послы велети делать; поступатца-ль им за денги ноугородцких которых городов да к тому денег придавати ещо, или денги за те за все городы давать дватцать сот тысеч рублев? И будет денег давати, и где денги взять?" В тот же день на соборе постановили, "чтоб его государевы послы с свеискими послы делали на городы, а не на денги, как бы его государеву делу было прибылнее, а его великим росииским государствам не к болшому убытку". Получив эти инструкции, переговоры со шведами начал не руководитель российской делегации князь Данила Мезецкий, а английский посредник Джон Меррик, которому помогал Соловой Протасьев. В результате долгих переговоров в октябре-ноябре 1616 года, Меррик и шведы подписали начальные пункты будущего мирного договора в котором и было определено главное условие: шведы возвращают захваченные Новгород, Старую Руссу, Порхов, Ладогу и Гдов с уездами, а Москва признаёт за шведами права как на отданную ранее Корелу с уездом, так и на часть контролируемых шведскими войсками земель – Копорье, Орешек, Иваногород и Ям с уездами. Кроме того, была предусмотрена выплата денежной компенсации в размере 20 тысяч рублей серебром. Во время торга о сумме выкупа  шведы, снизив свой запрос до 30 000 рублей, заметили, "что одна вышитая жемчугом шапка и риза митрополита по своей стоимости почти равны этой сумме".

Фрагмент карты 1666 года

Территория отданная по Столбовскому миру. Фрагмент карты 1666 года

Только после подписания 3 декабря 1616 года этого предварительного соглашения началась подготовка к непосредственной встрече официальных делегаций и обсуждению остальных условий мирного договора. Переговоры (съезды") официальных посланников решили проводить в резиденции английского посредника, которая находилась "в Семёновском поместье Репьева в сельце Столбове". Сами делегации расположились в стороне. Шведы, к примеру, квартировали в 3-х верстах от Столбова. Первая встреча официальных посланников состоялась 31 декабря 1616 года. Последняя - 27 февраля 1617 года, когда и был подписан мирный договор. Всё это время обсуждались вопросы о порядке и сроках передачи городов, о том, кто и в течение какого времени имеет право выбрать государство для дальнейшего проживания, а также какие титулы будут использовать их государи в дальнейшем.

Результатом этого мирного договора были довольны обе стороны и все участники переговоров получили достойное вознаграждение. Сейчас, спустя столетия, можно по-разному оценивать ответ на поставленный на Земским собором вопрос - "на городы-ль или на денги". Но нельзя забывать, что в том же 1617 году поляки предприняли очередной поход на Москву. И годом позже по Деулинскому перемирию к Речи Посполитой перешли Смоленск, Чернигов и другие города. Московское государство снова уменьшило свою территорию.   

Кроме того, важно помнить, что затраты российского государства по результатам Столбовского договора 20 000 рублями не ограничились. Дело в том, что при смене государственного подчинения после Столбовского мира1617 годапереселение карел в Московское государство начало носить глобальный характер. Это вынудило шведов в1649 году,под угрозой новой войны, начать переговоры с целью прекратить уход населения в Российское государство. Шведские власти требовали возврата перебежчиков за последние 8 лет и компенсации убытков в размере 500 000 рублей. В результате сошлись на 190 000 рублей и отказались от идеи возвращать перебежчиков.

Затем была война 1656-58 годов, которая не принесла никаких ощутимых результатов, кроме военных расходов и человеческих жертв. И только в результате войны 1701-21 годов Петр I не только приобрёл Прибалтику и Выборг, но и вернул отданные по Столбовскому договору земли, заплатив Швеции за них 2 миллиона талеров.

Вспоминая историю, стоим у высокого деревянного креста, который поставили чуть в стороне от деревни Столбово в направлении того места, где остановились шведские посланники. На наш взгляд, памятный знак лучше поставить не здесь, а в самой деревне, вероятнее всего, на левом крутом берегу ручья, где вполне могло находится Семёновское поместье Репьева, указанное в документах. Кстати, мы нашли сведения, что еще в 1678 году несколько крестьянских дворов в деревне Столбово Никольского Сясьского погоста принадлежали Зиновию Репьеву.

Возможное место проведения переговоров в Столбово

Возможное место проведения переговоров в Столбово

В более ранних платежных книгах Обонежской пятины (1556 года) также в Никольском Сясьском погосте упоминаются помещики Репьевы: "Нечай да Истома да Максимко да Товарыщ да Безпута Семеновы дети Репьева 2 сохи с полутретью". Но, наверное, для выбора места установки памятного знака следует проводить научные изыскания и археологические исследования, а не пересказывать народные легенды и предания.

 

Александр Потравнов

Татьяна Хмельник