ТУЛМОЗЕРСКИЙ ЗАВОД: КОЛОСС НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ










Тулмозерский завод (всего фотографий: 9)

    История Тулмозерского чугуноплавильного завода с рудными штольнями, проработавшего всего 4 года, мало кого интересует за пределами Карелии, да и там – только редких историков промышленности и горного дела. А зря!
      Это один из немногих достаточно неплохо сохранившийся до наших дней памятников горно-заводской промышленности конца XIX - начала ХХ веков – Тулмозерский завод (современный Пряжинский район у деревни Колатсельга). Особенность его не только в том, что до сих пор доступны в разной степени разрушения брошенные почти 100 лет назад заводские корпуса, но сохранились также наземные и подземные выработки сырья для этого завода. К сожалению, то, что написано про Тулмозерский завод в современной сетевой и бумажной литературе, в лучшем случае грешит неполнотой картины, а порой и откровенно вводит читателей в заблуждение. Мы тоже порой допускали ошибки, когда раньше рассказывали про этот завод. Теперь, когда нам удалось найти оригинальные документы о том, как завод создавался и как начинал работать, мы хотим исправить ситуацию и рассказать о нём ещё раз, заполнив существующее информационные пустоты.

 

Руины Тулмозерского завода в наше время

     Первое подробное сообщение о железоделательном заводе около Тулмозера мы встречаем у академика Озерецковского в его «Путешествии по озерам Ладожскому, Онежскому и вокруг Ильменя», написанному после поездки по указанному маршруту в 1785 и 1805 годах. В документах того времени завод назван Туломозерским (современное написание – Тулмозерский). Цитируем:
«Туломозерский железоплавиленный завод олонецких купцов Ивана Бармина, Ивана Игачевского и Матвея Чогина находится в Туломозерском погосте и лежит по левую сторону реки Туломы, выходящей из Тулома озера и впадающей в Ладожское озеро. Построен в 1761 году; строения в нем: домна, плотина, молотовая фабрика о двух горнах с четырью молотами, сыродутная фабрика о трех печах, стальная фабрика, кузница о трех полугорнах и две мельницы, пильная и хлебная. Железная руда доставлялась на оный из шестнадцати урочищ, не далее сорока верст от завода лежащих. В действии находился по 22 число апреля 1778 года и уже по остановлении всех работ в 1779 году июня 27 числа отдан от упомянутых содержателей на аренду на 12 лет майору Ивану Логинову, который за него и не принимался. Несмотря на то, отдача завода сего на аренду послужила к оправданию в остановке оного вышесказанному содержателю Бармину, который в 1783 году ноября 20 числа доносил Санкт-петербургской казенной палате, что оный Туломозерский завод в 1779 году с дозволения Берг-коллегии и с общего согласия содержателей отдан в содержание на 12 лет помянутому майору Логинову, который, однако ж, по некоторому несогласию участницы в сем заводе жены купца Игачевского к содержанию не приступил, о чем де и дело у них в Берг-коллегии производилось.
     Во время действия сего завода ежегодно выплавлялось на нем до 4000 пудов чугуна, из которого выказывалось полосового и выбивалось листового аршинного и трехчетвертного железа до 1800 пудов; притом делали уклад и сталь, что все на вольную продажу отвозили в С.-Петербург.
     По свидетельству шихтмейстера Белоносова нашлось, что в тех 16 урочищах, из которых железная руда на завод сей доставлялась, и ныне про действие одной домны достанет руды лет на шесть; что лесу, на семиверстном расстоянии, для всяких заводских надобностей предовольно и в воде для действия всех фабрик никакого недостатка быть не может; но как завод сей доведен до великой ветхости и от весенней воды прорвалась в нем плотина, то без довольной поправки в действие пущен быть не может».

        Завод тот так и не заработал, а руду из указанных мест периодически добывали для разных железоделательных заводов поблизости вплоть до 1870-х годов. В 1872 году была подана очередная заявка на устройство в Тулмозерской даче железоделательного завода, а для осмотра и изучения рудного месторождения (Рогосельга, Пирансельга, Рекунсельга, Мурдасельга и т.д.) был приглашен горный инженер Константин Кулибин (внук знаменитого механика). Он изучил месторождение, осмотрел все сделанные до него горные выработки (общей протяженностью в 2 190 саженей) и сделал четыре разведочные шахты. По окончании работ Кулибин пришел к выводу, что, несмотря на значительное количество запасов руды при её хорошем качестве, практическое значение данного месторождения сомнительно по причине дороговизны добычи – по приблизительной оценке 18 копеек за пуд руды. Такая цена была связана с малой толщиной рудных жил (в среднем около аршина) и твёрдостью пород, в которых эти жилы находятся.

 

Геогностическая карта Туломозерской дачи 1872 год.

    Кроме того, Кулибин обратил внимание и на другие неблагоприятные для заводского дела условия – удалённость от коммуникаций, неудачные для сплава дров реки.
    Тем не менее, несмотря на скептическое мнения профессионала, попытки организовать здесь завод продолжились. Правда, долгое время они были безуспешными: никакого производства здесь начато не было и даже руда промышленным способом не добывалась. Перечислять же всех желающих особого смысла нет - никто не хотел вкладывать деньги в рискованное предприятие. Однако спустя несколько лет такие люди все-таки нашлись.
     10 мая 1896 года был утвержден Устав Акционерного Общества «Сталь». Председателем Правления был С.Г. Деммени, его заместителем стал Г.И. Дернен.  Великий князь Петр Николаевич внес право по арендным договорам на эксплуатацию недр в течение 95 лет площадью 42 000 десятин земли в Олонецкой губернии, что было оценено в 2 миллиона рублей. Затем в акционеры был приглашен СПб Международный банк. Первым делом летом 1896 года придворной конторой был приглашен на обследование месторождения геолог А. Шеповальников, который подтвердил высокое качество руды и достаточные для разработки запасы. Однако стоимость добычи этой руды он не рассчитывал.
     Удивительно, но к тому времени не было определено даже место, где предполагалось построить завод. Вначале его хотели поставить там же, где стоял завод Бармина – около истока реки Туломы. Но в сентябре 1896 года специальная комиссия в составе М.А. Токарского, Г.Ленца и П.Эмериха, осмотрев несколько участков, предложила совершенно другое место для расположения железоделательного завода (там, где он и находится) и подготовила соответствующий доклад. В качестве доводов по выбору этого места комиссия посчитала следующие:
- по железной дороге возможно легко попасть в центр рудников и мимо сельг пройти далее на север;
- место окружено высотами, защищающими его от действия ветров;
- место для завода расположено ниже среднего уровня сельг, что даёт возможность транспортировать руду с помощью проволочной дороги;
- примыкающий берег озера Оя-ярви удобен как для свалки руды, так и для её транспортировке по воде и по льду;
- грунт на месте завода составляет 0,75-1,5 сажени песка над скалой;
- флюсовый материал для домны находится не дальше одной версты от завода;
- рядом находятся месторождение строительных материалов;
- удобно подвести железную дорогу от берега Ладожского озера.
При планировании деятельности общества «Сталь» считалось, что в переплавку будет направлено 10 000 000 пудов руды в год. Часть руды (3 000 000 пудов) будет переплавляться на чугун в Тулмозерском заводе, другая часть будет вывозиться на прочие олонецкие заводы. В первый год работы общества планировалось переработать только 3 000 000 пудов руды (половину на Тулмозерском заводе, другую половину на Олонецком). Эта же комиссия посчитала, что стоимость руды, которую будут добывать на местных рудниках, обойдется всего в 6 копеек за пуд, стоимость же пуда руды на берегу Ладожского озера (с учетом строительства 50 км железной дороги) будет равна 7,88 копеек.

 

Вход в одну из подземных выработок Рогосельги

    С самого начала планировалось, что домны в Тулмозерском заводе (если быть точными, то в документах этот завод назывался «Петровка») будут работать на древесном угле, как это было принято на олонецких и уральских заводах и в других странах, например, в Швеции. Чугун, который получался при таком производстве, был самого лучшего качества – он хорошо ковался и был слабо подвержен коррозии. Практически все нам известные кованые изделия из чугуна (решетки, ограды, памятники, колонны) были сделаны из чугуна, выплавленного на древесном угле. Дело в том, что при такой плавке в чугун не попадали вредные примеси – сера, фосфор и т.д. А вот чугун, который производили в домнах на угле или коксе, наполнялся этими примесями, поэтому он был хрупок и не ковался.
     Среднюю стоимость древесного угля для Тулмозерского завода эти же специалисты посчитали в 14,78 копеек за пуд учетом доставки на завод. По их подсчетам, себестоимость 1 пуда чугуна получалась следующая. На пуд чугуна идет:
- 2 пуда руды по 6 копеек – 12 копеек;
- ½ пуда флюса по 2 копейки – 1 копейка;
- 1,1 пуда угля по 15 копеек – 16,5 копеек;
- стоимость производства - 10 копеек
Итого: себестоимость на заводе - 39,5 копеек.
С учетом фрахта до Санкт-Петербурга – 45,38 копеек.
В Санкт-Петербурге планировалось переплавлять чугун в сталь и железо, либо продавать готовый чугун другим предприятиям. Промышленная революция конца XIX века в России вызвала повышенный спрос на чугун и железо. Стоимость чугуна в 1898 году достигала 78 копеек за пуд, а пуд сортового железа стоил 173 копейки. Уверенные в светлом будущем, Правление Акционерного общества «Сталь» и Великий князь начали строительство завода.
      Кроме оплаты за недропользование и аренду земельного участка, Великий князь оплатил и часть большой домны в сумме 5 000 рублей. (Такие расходы выделены отдельной строкой в балансе акционерного общества.) Любопытна еще одна строка бюджета – расход 75 000 рублей на приобретение права исключительной эксплуатации на изобретение А.А. Карышева. Судя по описанию, изобретение касается «плавки железной руды при посредстве электричества и достижении определенных качеств железных соединений посредством разных добавлений во время плавки».
      На заводе предусматривалось строительство двух доменных печей – одна небольшая, «шведская», уже была куплена; другая, большая (на 3 000 пудов чугуна в сутки), устраивалась по проекту инженера Люрмена совместно с инженером общества «Сталь» Г.Ленцом.

 

Строящаяся большая  домна инженера Люрмена

    Главное отличие домны, в которой используется в качестве топлива кокс, заключается в ее размерах – она гораздо больше и шире, этого требуют особенности горения кокса. Домна на древесном угле была меньших размеров только по одной причине: вес шихты в большой домне разрушал уголь в порошок и тогда не происходило нормального горения. Поэтому при проектировании домны всегда учитывались местные особенности, не говоря уже о таком принципиальном параметре, как тип топлива. Однако домна инженера Люрмена имела свои отрицательные свойства ,что и сказалось в дальнейшем при ее запуске на Тулмозерском заводе (проработав с июля по ноябрь 1899 года домна не смогла выйти на расчетные плавки качественного чугуна, а затем еще произошло и разрушение части кладки).
     К концу 1897 года для шведской доменной печи был изготовлен фундамент, смонитровано шесть чугунных столбов для поддержки опорного кольца печи, каменные столбы для поддержания колошниковой площадки и крыши не были доведены до конца примерно на 6 метров. А вот стены литейного двора и рудообжигательной печи были подведены под крышу. Кроме того, были подготовлены здания для котельного и машинного отделений. Все механизмы находились на складе в местечке Салмис (современный посёлок Салми).
      Для большой доменной печи к этому времени был смонтирован фундамент и значительная часть кожуха - основание для самой печи, для горна и заплечиков. Установлены клёпаные колонны для колошниковой площадки. Стены литейного двора были выведены наполовину; построена главная вертикальная доминанта - 60-метровая кирпичная заводская труба.

 

Панорама строящегося Тулмозерского завода в 1898 году

     Для обеспечения строительства необходимыми материалами в 6,5 верстах от него был возведён и запущен кирпичный завод, а в 5,5 километрах - лесопильный завод.
На начало 1898 года запас руды для переплавки уже составил 700 000 пудов. Этот запас образовался в результате следующих работ.
1. На Рогосельге были пробиты три штольни, одна наклонная и одна вертикальная шахты. На Пирансельге была проведена наклонная шахта и начаты две штольни. На прочих семи месторождениях были заложены штольни и наклонные шахты. (Современные фотографии из штолен можно увидеть здесь)

 

В подземельях Рогосельги

2. С целью заготовки древесного угля были сооружены две угольные станции – Тулмозеро и Улелеги, на которых было построены 57 угольные печи, различные здания и сооружения (сараи, кузницы, жилые дома и т.д.). За первый же 1896/97 год было заготовлено около 25 000 кубических саженей дров для пережигания на уголь. Однако большую часть угля для завода получали, используя угольные «кучи». В одну такую кучу загружалось около 35 кубических саженей дров, затем эти дрова укрывались дерном, песком и далее начинался процесс бескислородного пиролиза, который продолжался целый месяц. Одну такую кучу обслуживало 6 углежогов. По расчетам инженера Токарского, для обеспечения завода углём требовалось около 411 углежогов. В специальной печи процесс шел быстрее – одна закладка дров в 2 кубических сажени пережигалась в уголь около 6 дней. Да и КПД в печи была выше – выход с одной кубической сажени составлял 66 пудов угля, в то время как из «кучи» получалось только 42 пуда угля.

 

Схема Тулмозерского угольного завода 1898 г.

3. За это же время были построены десятки километров дорог (63 версты), выкопан канал, построена плотина, расчищены пороги на речках. Был подготовлен проект строительства железной дороги – завод Петровка - Салмис, проложена телеграфная линия. В Салмисе была построена пристань и приобретен передвижной паровой кран, был куплен пароход «Тармо», построены административные и жилые здания.
    Однако, несмотря на такие бравурные отчеты, всё было не так радостно. Стоимость заготовки древесного угля оказалась намного выше, чем предполагалось ранее – он обходился в 25 копеек за пуд, вместо расчётных 15. Оказалось, что и рабочим надо платить больше обещанного – настолько тяжелые были условия работы, да еще и практический выход угля после обжига оказался ниже расчётный. Такая же ситуация сложилась и со стоимостью руды. Но, несмотря на трудности, доменная печь была поставлена и запущена, работа началась, чугун стали выплавлять и сразу авария - испорчена большая домна Люрмена. Пришлось ее заменить на новую домну, что и сделали только к сентябрю 1900 года. К концу 1900 года завод сумел выплавить 2 600 тонн чугуна.  Затем снова форс-мажор - сбой в поставке древесного угля из Улелеги и завод вынужден простаивать. Все эти сбои и ошибки привели к тому, что денег стало катастрофически не хватать – и постройку железной дороги решили немного отложить.
     Но эти трудности и просчёты оказались цветочками, ягодки были впереди. Решеющий удар по заводу пришелся, когда началось серьёзное испытание для всей промышленности – случился мировой экономический кризис.
В 1901 году, Тулмозерский завод выплавил чугуна не более чем на  150 000 рублей, а за несколько месяцев 1902 года на 187 848 рублей. Для небольшого железоделательного завода ситуация осложнилась ещё тем, что в 1890-х годах открывается сразу несколько крупных железоплавильных заводов на юге России – в Мариуполе, Юзовке и т.д., с более низкой себестоимостью чугуна. В результате всех этих факторов, цены на металл стали стремительно падать и к 1903 году цена пуда чугуна опускается почти в два раза - до 40 копеек за пуд, что оказывается ниже оптимистичной, расчётной себестоимости. Работать в убыток завод уже не мог и он прекратил выплавку чугуна летом 1902 года. Такая ситуация была характерна для большинства металлургических заводов того времени. В Олонецкой губернии уже в 1901 году закрылось три чугунолитейных завода, держался только казенный завод в Петрозаводске. По официальным данным фабричной инспекции, только в горнозаводской промышленности в 1900–1903 годах было закрыто 3088 фабрик и заводов и уволено 112,4 тысяч человек. Крупные южные чугуноплавильные заводы были загружены на 40-45%. Больше Тулмозерский завод уже никогда не работал, а в 1904 году ликвидационная комиссия после выплаты всех долгов по зарплате приступила к продаже завода. Кстати, до революции была еще попытка запустить завод в 1916 году, но, судя по всему она не увенчалась успехом.

 

Руины Тулмозерского завода в наши дни

    Такова короткая и трагичная история Тулмозерского завода, развалины которого продолжают удивлять каждого, кто приезжает сюда, в карельскую глубинку. На наш взгляд, пример Тулмозерского завода надо преподавать в современных бизнес-школах, чтобы показать, к чему приводит составление оптимистичных бизнес-планов, которые пишутся в отрыве от повседневной практики, при неграмотном анализе рынков и конкурентной среды, в условиях явной недооценки рисков.


Александр Потравнов, Татьяна Хмельник

Использованы следующие документы:

1. Кулибин Константин. О Месторождении железных руд в крестьянском наделе Туломозерской дачи.  СПб, 1873.

2. Доклад в Правление В.У.А. Общества "Сталь". СПб, 1896.

3. Лурье М. К проекту сооружения Тулмоозерско-Ладожской подъездной паровой железной дороги. СПб, 1897.

4. Шеповальников А. Материалы к изучению рудных месторождений Туломозерской дачи Олонецкой губернии. СПб,1901.

5. Доклад Правления Общему собранию Акционеров В.У.А. Общества "Сталь" от 29 ноября 1897 г. СПб, 1897.

6. Токарский М.А. Краткий очерк деятельности Отдела топлива Акционерного общества "Сталь". СПб, 1898.

7. Обзоры Олонецкой губернии за 1901-1903 года.