Войди в дом предков


Спортплощадка среди курганов (всего фотографий: 1)

Древние славяне зависят от нового губернатора Новгородской области

Уникальный музей живой истории в Новгородской области сейчас полностью зависит от решений нового губернатора. Будет губернатор благосклонен к идее, которая уже была отмечена в самых высших культурных кругах России, - будет и музей. Если же приоритеты культурного развития станут другими – всё, что уже сделано в Любытинском музее, медленно (а может, и быстро) загнется.
Поселок Любытино в северной части Новгородской области известен, пожалуй, только тем, кто проезжает из Питера в Боровичи через Малую Вишеру. Так себе поселок, не большой, не маленький, застроен стандартными домиками. Но два объекта сразу бросаются в глаза за мостом через Мсту. Это транспарант с надписью «Любытино – 1060 лет». И идеальной формы курганы у реки. Собственно, это и есть главное достояние здешней истории, на что делает ставку местный краеведческий музей.
Директор местного музея Андрей Иванов так объяснил дорогу к своему учреждению: «У курганов свернете налево, по дороге до упора, там и стоит наше здание. Место называется Льнозавод». Мы честно выполнили распоряжение Иванова, по кривой улочке через разбитый деревянный мост добрались до металлических ворот в некую полузаброшенную промзону, где лежали в большом количестве бревна и стояли какие-то срубы. Дело было уже вечером, народу – никого. Рядом – полуразрушенные корпуса какого-то предприятия. Наверное, здесь делают срубы на продажу, подумали мы, а музей где-то в стороне. Ладно, утром доберемся.
Утром еще раз перезвонили Иванову – уточнить адресок. Тот засмеялся: «Так вы ж в наши ворота и упёрлись. А срубы – это и есть наша будущая «Славянская деревня».
Действительно, на сей раз въезд был открыт, во дворе маленького, но ухоженного одноэтажного дома сновали люди, которые всё время что-то таскали. В основном люди это были весьма юные. Иванов пояснил:
- У нас все время работают студенты и школьники. Место у нас знаменитое, каждый хочет прикоснуться к истории.
А история в кратком изложении Андрея Юрьевича такова. Еще в XIX веке зарождавшаяся русская археология обратила внимание на плотную концентрацию сопок и жальников (древних погребений) вокруг нынешнего Любытина, которое тогда называлось селом Белым. (О переименовании села – отдельный разговор, в силу абсурдности ситуации. Белым село перестало быть в 30-е года прошлого века, видимо, из-за аллюзий с гражданской войной, а название Любытино «переехало» из карьерного поселка в нескольких километрах отсюда, поселок же стал называться Артем. Вот такой топонимический бред.) Десятиметровые сопки возле моста – это только часть древних памятников, просто они у дороги и их хорошо видна. А чуть подальше – около 200 насыпей разной высоты. Каждая – это погребальный комплекс наших предков. 47 насыпей имеют высоту до 9 метров, плюс еще курган длиной 156 метров (такие курганы в археологии так и называются – длинные). Теперь уже установлено, что подобного скопления столь крупных древних памятников археологии нет на всём Северо-Западе.
Это значит, что здесь, по берегам Мсты и ее притоков, очень давно жили люди. А начало массовому заселению любытинских окрестностей положила сама княгиня Ольга – так следует из летописи. Там написано, что в 947 году она совершила поход на Мсту и Лугу с целью установить здесь власть великокняжеской администрации. На месте современного Любытина был основан княжеский погост, вошедший в состав владений Великого Новгорода. Население погоста – сначала одного, а потом двух, - то увеличивалось, то уменьшалось, к концу XVII века сократившись до предела, но затем жители все равно возвращались в родные места. Не только погребальные сопки и курганы – со времен Ольги осталось и городище. Раскопки, которые практически ежегодно ведут ученые из Новгорода, дали очень много материала для прояснения истории возникновения поселений вокруг Любытина. Между прочим, на Малышевском городище, где жили дружинники княгини, зафиксирована любопытная вещь: множество женских украшений, но ни одного дорогого, и ни одного предмета женского ремесла – скажем, прялки или пряслица. Предполагается, что женское население городища – это рабыни, служившие для утех воинов.
На интересе к прошлому здешних мест и построена идея Андрея Иванова. Музейчик – маленький, он занимает домик, где раньше была контора льнозавода, а позже – пункт приема металлолома. Но посетителей – просто тьма, к вечеру сотрудники с ног сбиваются. Потому что здесь демонстрируются предметы из курганов: оружие, украшения, кресты, посуда и тому подобные вещи, причем сам факт того, что они вынуты буквально из-под ног, еще больше привлекает туристов. Вот Иванов и подумал: надо бы расширять экспозицию. А куда? Да в поле. И появился проект целого музейного центра – так называемой «Славянской деревни», практически полной реконструкции поселения времен княгини Ольги. Такого в России еще нигде не было. Новгородские ученые сделали проект поселения – разумеется, на строго научной основе, на материале раскопок, а потом старшеклассник из поселка Неболчи Эдик Хильштейн, рукастый и головастый сын местного учителя труда, сделал макет будущего музея. Да так сделал, что получил награду на Всероссийской школьной олимпиаде по технологиям.
Макет сейчас стоит в музее, Иванов показывает:
- Здесь у нас будут жилые постройки, здесь – хозяйственные: амбар, овин, клеть, гумно с сушилом, загон для скота, то есть все, что нужно было древнему человеку для жизни на этой земле. Сейчас эти постройки возводятся в музейном дворе и потом будут перенесены на поле – это наша территория. Бревна так неровно обработаны, потому что в X веке еще не было пилы, работали только топором. Конечно, мы используем пилу, чтобы было полегче и побыстрее, но потом топором придаем «древний» внешний вид.
Таких музеев, как «Славянская деревня», нет только в России, а в Европе их хватает. Музей живой истории, куда можно войти, как в настоящее поселение, потрогать своими руками и увидеть своими глазами, как жили наши предки, для европейцев – норма. И любытинский музей тоже будет сделан в этих же традициях. Если не будет прекращено финансирование. Андрей Иванов при этих словах сразу хмурится. Он лучше всех знает, что такое личная воля чиновника – казнить или помиловать. Музей, заложенный на деньги Президентского гранта и областного бюджета, может снова скатиться до положения небольшой экспозиции во флигельке бывшего льнозавода. И никто не будет знать, как жили люди во времена княгини Ольги. Сейчас вся надежда – на нового губернатора Новгородской области, на понимание им важности поддержки музея. Андрей Иванов, понятное дело, положит жизнь на то, чтобы поднять свое детище. Но один директор музея – в поле не воин. Ему должны помочь все те, кто хочет, чтобы в Новгородской области, на Северо-Западе и в России был открыт первый полноценный музей живой истории.

Татьяна Хмельник

Статья написана в 2008 году