ЗЕМЛЯНАЯ КРЕПОСТЬ ПОДНИМЕТСЯ ИЗ НЕБЫТИЯ









Ворота в крепости Великие Луки (всего фотографий: 8)

ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПАМЯТНИК ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ КАК ПЛОЩАДКУ ДЛЯ ВЫГУЛА СОБАК – НЕПАТРИОТИЧНО, ЗАТО ДЁШЕВО
       Второй по величине город Псковщины не на шутку взбудоражен: есть серьёзная надежда, что главная достопримечательность города – Великолукская крепость – будет восстановлена, разработан и одобрен проект, начаты работы. Но те, кто был в этом городе проездом, зададут недоумённый вопрос: какая ещё крепость? Нет тут никакой крепости, нет никаких стен и башен! Один только сильно холмистый и замусоренный парк на излучине реки Ловать. Где же тогда крепость, которую брал Стефан Баторий, укреплял Пётр Первый и штурмовали советские войска в 1943-м? А вот эти холмы – она и есть, разрушенная людьми и временем.
      Так вышло, что Великие Луки обижены на мир, причём обоснованно. Они были столицей Великолукской области, а область упразднили, территорию порвали между соседними субъектами, сам же город впихнули в подчинение Пскову, с которым у великолучан никогда дружбы не было. Во время Великой Отечественной войны Великие Луки искромсали так страшно, что их пришлось фактически строить заново. И крепость для горожан – пусть земляная, пусть разрушенная, - всё равно некий признак доблести, самоидентификации, причастности к славной боевой истории города.
     Разговоры о том, что нужно крепость восстановить хотя бы отчасти, раздавались в Великих Луках уже много лет, но каждый раз оказывалось, что ни проекта, ни денег нет, да и в Пскове на эту затею смотрят хмуро, как на сугубо сепаратистскую. Последний раз тему реконструкции (ибо какая уж тут реставрация) поднимали в 2010 году и тогда как будто власть имущие персоны уже заинтересовались этой идеей как туристически продажной, когда всерьёз заговорили о развитии внутреннего туризма. Ведь в Великих Луках, положа руку на сердце, показывать нечего. А крепость – она всегда в моде, хоть какая.

 

Внутри крепости от городского собора остался небольшой холмик

      Поскольку в Псковской области с начала этого года начал работать Комитет по охране объектов культурного наследия, который возглавила опытнейший археолог Елена Яковлева, то у Великолукской крепости прибавилось шансов. Яковлева и ещё несколько специалистов разработали концепцию её музеефикации. А Инна Заяц, псковский архитектор-реставратор, подготовила план реанимации крепости. Ведь чтобы народ сюда пришёл, ему надо что-то показать? А пока с показом совсем плохо…
      Что сейчас реально есть в крепости? Есть танк Т-34 и памятник Эстонскому корпусу, поставленный ещё в советское время из эстонского же известняка (как мы помним, со строительным камнем в Великих Луках ну очень плохо). Есть местами оплывшие валы и бастионы, крайне заросший и запущенный пруд, а также парк, местами переходящий в дикие заросли, – приют местной молодёжи и алкоголиков. Есть вытоптанные собаками и собачниками плешивые поляны, где периодически устраивают массовые мероприятия, ибо это самые обширные незастроенные площадки в городе. Есть ещё знаменитый равелин Магницкого в кирпичной кладке и проездные ворота.

 

Проездные ворота в равелине

    Вот разве что только воротами и может похвастаться бедная крепость – они своей новизной сильно диссонируют с остальной разрухой, поскольку совсем недавно отреставрированы по проекту псковского архитектора Владимира Никитина. Увы, не всем коллегам Никитина ворота нравятся, автора упрекают в вольностях трактовки исторического решения, но простые великолучане не так строги – это всё же красивее, чем руины.
     Ещё в 1950-е годы в крепости были видны следы артиллерийского порохового погреба 1767 года постройки. История его возникновения - хороший пример отношения к крепости в середине XVIII века. Главный городской собор, Воскресенский, который стоял в центре крепости, уже в 1764 году находился в ужасном состоянии и в документах его называли ветхим и разваливающимся, особенно в алтарной части. Первый этаж колокольни к сильно осел, а второй и вовсе развалился, с него заранее были сняты колокола. В подвалах собора, единственного каменного сооружения в крепости на тот момент, хранился порох и прочие артиллерийские материалы. По обращению коменданта крепости полковника Лукомского из-за угрозы обрушения собора было дано указание вывезти все военные припасы. Новгородский митрополит Димитрий просил Синод срочно решить вопрос о ремонте и восстановлении собора, но дело без движения лежало в Синоде 3 года. Была подана жалоба императрице и 29 сентября 1767 года она распорядилась как можно быстрее принять решение по починке Воскресенского собора. К тому же времени относится и план перестройки внутри крепости, выполненный под наблюдением генерал-майора Гербеля. Чуть позже, в 1780-х годах серьезно перестраивали бастионы. Затем появились каменные кордегардии, гауптвахта и прочие здания. Одновременно разрабатывался и проект развития города, который в полной мере так и не был реализован.

 

Генеральный план развития Великих Лук в 1778 году

     Вообще жители Великих Лук проявляют недюжинный интерес к том, что происходит в их единственной достопримечательности. Они ходят и в музей, и в местный Комитет по культуре, чтобы узнать о тонкостях восстановления крепости, они пристают к археологам, которые осенью начали поиски утраченных строений на её территории, - и они очень переживают. Как сказала одна молодая жительница города, им не всё равно, какой будет крепость, куда будут приезжать их гости и просто туристы, куда они сами пойдут с детьми. Они готовы быть волонтёрами при уборке мусора, выполнять несложные строительные работы – лишь бы в город вернулось его сердце. Его крепость.
     Мы тоже немножко помогли благому делу: нам удалось найти в архивах чертежи и описания нескольких зданий, которые стояли в крепости в XIX веке и которые, по словам руководителя проекта Инны Заяц, вполне могут быть воссозданы для музейных целей. Скажем, из небольшого изящного домика кордегардии может получиться и зал для экспозиции, и место сторожу найдётся. Главное, чтобы крепость из места для выгула собак превратилась снова в крепость – пусть восстановленную, но ведь под реконструированными постройками в земле скрываются их старинные «корни»…

 

Чертеж кордегардии архитектора Козьмы Жданова

История
     Каменных стен и башен здесь никогда и не было – крепость была земляная. То есть сооружались высокие валы, копались рвы, по валу шли деревянные палисады (крытые галереи), между ними стояли деревянные же башни. Дёшево и сердито. Отчасти отсутствие каменных стен объяснялось недостатками местности – строительного камня здесь просто нет, только глина да песок. Например, старые крепости Порхов и Копорье строились тоже из дешёвого материала, но там им был окрестный прочнейший известняк. Тем не менее, в пору несовершенного ещё огнестрельного оружия Великолукская крепость была вполне серьёзным препятствием для врага.
     По утверждениям польских военачальников, Великие Луки накануне Ливонской войны были так же важны, как Новгород, Псков и Торопец, город называли «предсердием Москвы». Чтобы деревянные конструкции крепости не были подожжены специальными стрелами, их сверху укрывали дёрном и засыпали землёй. Правда, эта хитрость не слишком помогла при осаде крепости Баторием в 1580 году: осаждающие подкопались под дёрн и заложили порох. От взрыва начала гореть древесина, и этот скрытый пожар защитники крепости потушить не смогли. После взятие укреплений Баторий приказал крепость восстановить для нужд Речи Посполитой. Потом, уже снова в составе России, крепость полностью выгорала ещё дважды, пока за неё не взялся Пётр Первый. Леонтий Магницкий, математик, фортификатор и инженер, преобразовал Великолукскую крепость в бастионную по последнему слову тогдашней фортификации. Но были возведены только бастионы и проездные ворота, стены по-прежнему оставались земляными. Затем всю внутреннюю площадь стали постепенно застраивать кирпичными зданиями для нужд не только гарнизона, но и города. Последний раз крепость воевала зимой 1943 года – увы, против нас. Немцы сделали из неё настолько укреплённый плацдарм, что наступающим пришлось фактически уничтожить его вместе со всеми постройками. Остатки руин снесли уже после войны и разбили парк, а рядом построили здание музея.

Прямая речь
Инна Заяц, главный архитектор проекта восстановления Великолукской крепости
- Мы готовы воссоздать несколько небольших зданий, опираясь на исторические данные о застройке, плюс промаркировать фундаменты значимых построек, например, церквей. Хотелось бы поставить высотную доминанту на месте разрушенного Воскресенского собора, и она замечательно будет гармонировать со стелой в честь Эстонского корпуса, поставленной над рекой.

 

Памятник эстонскому корпусу участвовавшему в освобождении города

    Парк мы сохраняем, только его расчистить надо, как и пруд, который хотелось бы обшить брёвнами по контуру, как и было когда-то. Весь периметр крепости восстанавливать – дело хорошее, но очень затратное. Но чтобы составить представление об укреплениях, достаточно восстановить небольшой участок южного прясла с юго-западным бастионом – это программа минимум. На остальных местах просто поставим информационные стенды – так делают и во многих европейских крепостях. Всё зависит от финансирования, ведь пока мы рассчитываем только на бюджет, никаких инвесторов и благотворителей нет. Вдохнуть жизнь в крепость – это не одноразовая акция, всё это нужно потом поддерживать и развивать, значит, городу нужно продумать, как зарабатывать на это деньги. Я предложила на городских праздниках собирать деньги на крепость – поставить такой ящичек-кассу. Великолукский музей очень удивился: так собирать деньги они не умеют. А если каждый, кто придёт на праздник, монетку по 5-10 рублей кинет, на это уже можно содержать дорожки в парке, скамейки поставить, следить за фонарями.

Валентина Зандер, глава Комитета по культуре Великих Лук:
- Для нас, горожан, очень важно, чтобы крепости была живой. Судьба музейного экспоната – это не для неё. Мы хотим, чтобы туда приходили не только туристы на экскурсию, но и горожане собирались на праздники, на культурные и спортивные мероприятия. Все конструкции для оборудования зрелищного пространства, как обещают архитекторы, будут разборными, это не строительство долгосрочных уродливых сцен или арен, тем более что на памятнике федерального значения всё нужно делать максимально бережно.

Александр Михайлов, начальник отдела мониторинга Псковского археологического центра:
- Наша задача – определить точное место исторических построек, потому что во многих местах это визуально уже не прослеживается. Одни ворота появились раньше, другие позже, конфигурация крепости немного менялась, что-то строили, что-то сносили. Если воссоздавать часть застройки, то только на её историческом месте, иначе это профанация.

 

Один из археологических шурфов в крепости

Как у них
     Идея восстановления земляной бастионной крепости совсем не глупа. Кто часто бывает в юго-восточной Финляндии, тот мог видеть целое созвездие «суворовских укреплений» - бастионных фортов с земляными валами, правда, каждый из них в несколько раз меньше Великолукской крепости. Это форты Утти, Тааветти, Кярнякоски и другие.

 

Форт Кярнякоски

    Они были построены под руководством Суворова в конце XVIII века и приведены в порядок относительно недавно, но ещё до вступления Финляндии в ЕС, то есть на свои деньги финны восстановили русские форты. Были полностью отреставрированы валы, проездные ворота, бастионы, при этом не стали восстанавливать постройки, которыми некогда был напичкан каждый форт, - казармы, всякие подсобки, пороховые погреба и тому подобное. Зато финны подробнейшим образом отметили на информационных щитах эти постройки, привели рисунки и чертежи, добавив для антуража пару-тройку чугунных пушек. И получилось очень неплохо. Летом там проводятся экскурсии, зимой можно совершенно бесплатно просто походить по форту и пофотографировать.

Татьяна Хмельник
Александр Потравнов