КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ САМОУБИЙСТВО


(всего фотографий: 1)

- Прости, Хозяин, ещё одна душа…
- В пять утра? Совсем с ума посходили…
- Но ты же сам говорил, что приём круглосуточный, ты же никогда не спишь…
- Если бы я умел спать, я был бы счастливее тех, кто родился с этим даром… Ещё одна душа… Такая же, как все? Много их повадилось… Может, сразу откажешь? Мне всё это безумно скучно… Не о таком я мечтал, затевая это дело.
- Нет, Хозяин, я бы на твоём месте посмотрел сам. Она не такая.
- Какая не такая?
- Не могу поставить диагноз.
- Вот поэтому хозяин – я, а не ты… Забери стакан. Открой окно. Как сегодня свежо… Снег почти сошёл, но мне ли не знать, как внезапно он приходит снова… Ну что ж, зови…


- Ты полагаешь, что у меня много времени? Почему ты молчишь?
- Времени у тебя до рассвета. А рассвет здесь никогда не наступает.
- А что же наступает?
- Закат. А молчу, потому что ты ничего не спрашиваешь.
- Какие мы гордые… Зачем же ты здесь?
- Потому что мы гордые.
- Ты много себе позволяешь. Только на порог – и уже дерзишь.
- Ты же любишь таких.
- Откуда ты знаешь, каких я люблю?
- Потому что остальных любят все другие. А таких – только ты. Вот я и пришла к тебе.
- Потому что прогнали остальные?
- Так ты пустишь меня или нет?
- Ты, верно, решила, что у меня тут постоялый двор…
- Нет, конечно, потому что с постоялого двора куда-то уезжают. Всё время приезжают и уезжают. А у тебя остаются.
- Здесь ты не права. В твоей книге была допущена ошибка. У меня не остаются.
- А где же они все?
- Все? Все, кто заходит в эту дверь, выходят в другую. И лишь единицы – в окно.
- Верхняя бойница Северной башни просто создана для того, чтобы из неё выходили… Но куда же? Дальше тебя – некуда. Ты – последний пост в цепи этих миров.
- Те, кто вышел в дверь, были отправлены к Доброму Хозяину, пастырю всех овец, отцу всех детей, его рисуют у вас дедушкой с бородой, но на самом деле он совсем не дедушка и борода у него не растёт… Там тепло, сытно и смертельно скучно. Там нельзя повторить своих ошибок и поучиться на чужих, там подъём в семь и отбой в десять, а после одиннадцати запрещено думать.
- Им просто нужен был покой.
- А покоя здесь нет. Есть смертельная скука. Об этом знали те, кто вышел в окно.
- И где они?
- Они вернулись в мир.
- Почему?
- Я послал их. Они были настоящими. Их души были крепки, как сталь, их сердце страдало и билось, их звёзды давно закатились, и им приходилось идти в полном мраке, ощупью находя дорогу. Но они дошли ко мне.
- Но почему ты их отправил назад?
- Именно потому, что они были настоящими. У меня нет для вас того Ада, который рисуют с обратной стороны Доброго Дедушки. Я скажу тебе по секрету – Ад у него. А я просто возвращаю назад.
- Зачем?
- Вы шли умирать. Я послал вас жить. Вы прошли у меня через смерть – и изменились. И оказались крепче небытия. Вы не дорожите собой? Вы не нужны себе? Вы не нужны никому? Так идите и творите добро так же отчаянно, как вы умирали. Можете считать себя мёртвыми – это придаст вам бесстрашия. Добро некому делать. Те, кто ещё жив, так дорожит своей шкурой, так боится за её целостность, что никогда не сможет посвятить себя служению Великой Любви.
- Любви к кому?
- Ни к кому. Просто Любви. Она или есть, или её нет, её не бывает чуть-чуть, как нельзя быть чуть-чуть мёртвым или чуть-чуть беременной. То, что большинство живых людей называет этим словом, на самом деле – сложная смесь вожделений, фобий, нереализованных мечтаний и просто болезней души. То, что они говорят об этом, даже не стоит слушать. Тебе особенно…
- Так что теперь?
- Тебе придётся вернуться.
- Что ж, показывай дорогу в Северную башню… А я смогу ещё раз прийти сюда?
- Прости… не сможешь. Умирают один раз. Как и рождаются. Но в твою честь я зажгу ещё одну звёздочку на потолке Галереи. Пойдём сначала в Галерею, я сам провожу тебя…
Вот она.
- Как здесь всё знакомо… Я знаю эти картины. Разбитый купол церкви. Сожжённое дерево. Треснувший лёд. Битое стекло. Ветер… он чувствуется даже здесь.
- И здесь будет твоя звезда. Среди других. Смотри – они все разные…
- И их много! Значит, нас было не так уж мало?
- Больше, чем ты думаешь. Но гораздо меньше, чем мне хотелось бы. Помни: делай добро и бросай его в воду. Делай добро из зла, потому что его больше не из чего сделать. Тебе пора. Этот коридор ведёт к лестнице. Бойница на самом верху, не ошибёшься.
- Как я узнаю, что всё получилось?
- Никак. Просто ты проснёшься и будешь живой после смерти и будешь творить добро после зла. Прощай.


- Принеси мне стакан, да смотри, чтобы был полный…
- Где она?
- Ушла в башню.
- Зачем ты так? Ты мог оставить её у себя.
- Я никому не могу сказать, что у меня на самом деле полно места и совершенно пустой замок…
- А нельзя переписать правила этой игры? Принять поправку к закону?
- Нельзя. Тогда я буду субъективен. Я не могу выделить кого-то одного, чтобы другим досталось меньше… Забери стакан. И убери тело из-под башни…


- Хозяин! Там нет тела!
- Вот как… Значит, это всё-таки была она…
- И ты её упустил?!
- Погаси везде свет, не забудь про звёзды в Галерее, мне надо выйти прогуляться, что-то голова несвежа…
- Я погасил свет везде, в Галерее тоже, но одна звезда горит. Что с нею делать?
- …Ничего… Это та, последняя?
- Да.
- Давай ещё стакан. И седлай коня. Я буду спускаться в Нижний Мир.
- Ты не найдёшь её.
- Знаю. Я просто хочу раскидать как можно больше меток, чтобы она нашла дорогу сюда…
- Она не придёт больше.
- Почему ты так решил?
- Ты же прогнал её.
- Думаешь, она поняла?
- Если даже я понял… Только теперь она совсем свободна. Раньше она надеялась на тебя. Теперь – только на себя. Она научится не оставлять следов. Научится выживать на голом льду. И делать, делать, делать добро из зла… И бросать, бросать, бросать его в воду...