ИЗ КАКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЯМЫ ВОЗНИКЛО ИМЯ ГОРОДА








Екатерининский собор в Кингисеппе (всего фотографий: 7)

КИНГИСЕПП - ЭТО НЕПРАВИЛЬНО, ЗАТО ПРИВЫЧНО

      В 1993 году в Кингисеппе проходил референдум о возвращении утраченного в 1922 году своего прежнего имени – Ямбург. Однако только 10% жителей высказало желание вернуть историческое название, остальные высказались против, либо пассивно промолчали. Рассуждать о причинах такого решения жителей города мы не будем, инициировать новый референдум – тоже. Мы просто рассказать тем, кто интересуется историей своего города и окружающей его территории, то, о чем в современных изданиях – газетах, путеводителях, интернет-порталах и тем более на телевидении, - не говорят. Почему не говорят? Скорее всего, по нескольким причинам. Наиглавнейшая такова: большинство журналистов и так называемых «писателей-краеведов» привыкли к поверхностной трактовке исторических событий. Они не стремятся разобраться в исторических событиях на основе самостоятельного анализа документов и работ различных историков, а просто переписывают подходящую «информацию» из наиболее массовых источников. 
    Мы в свою очередь попробуем выяснить, как возникло название города Ямбурга, точнее - первое имя крепости, из которой и родился город, – Яма. Многим покажется, что все просто: откройте словарь, полистайте официальные справочники. Но на официальных сайтах администрации городского поселения и районного муниципального образования о происхождении названия ни слова, только краткая строчка в виде свободной интерпретации из новгородской летописи: «…как значится в летописи, за 33 дня <поставили город камен на реке Луге - Яму>».

На этом месте стояла крепость Яма

    Не удовлетворив свой интерес этими скудными данными, откроем наиболее авторитетный энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890-1907 гг.) В статье «Ямбург» читаем:
«Есть указания, что на месте Ямбурга в половине IX-го стол. существовало людное селение Ямы, и тогда местность эта принадлежала Новгороду; в 1384 г. новгородцы основали здесь каменный укрепленный "городок" Яму.» Какие указания, откуда, где?
    В Большой советской энциклопедии никаких сведений об образовании города нет вообще. В наиболее популярной среди большинства пользователей Интернета «базе знаний» - проекте Википедия - можно найти гораздо больше слов на заданный вопрос. 
Статья «Кингисепп»:
«Основан новгородским боярином Иваном Фёдоровичем как крепость Ям в 1384.»
«Известен факт расположения в начале 2-го тысячелетия н.э. небольшого финно-угорского племени ямь в западной Ингрии, в ареале обитания которого была основана крепость Ям.»
«Название крепости Яма получила по местности, где она находилась: на южном побережье Финского залива, между финскими племенами водь и нарова размещалось финское племя ямь; так же называлась и земля, где оно проживало, а по ней назвали и крепость Яма.»
    Пожалуй, достаточно, скажет большинство, все понятно – здесь жило финское племя, от него и назвали, это же в авторитетном источнике написано. Но тот, кто не привык верить «авторитетным источникам» в Интернете просто так, без объяснений и доводов, захочет узнать: где есть такое указание или откуда известен факт проживания племени «ямь»? И на этот вопрос ответа не будет. Поскольку нет ни одного факта, подтверждающего гипотезу расселения этого племени южнее Ладожского озера, высказанную историками-этнографами Шегреном и Лербергом в середине XIX века и Барсовым в конце XIX века. Любопытно, но одним из главных обоснований проживания этого племени на Луге был… факт названия новгородской крепости Яма.
     Все попытки на основе каких-либо документов и летописей локализовать на реке Луге пресловутое финское племя ямь, которое на самом деле самоназывалось Häme (Гемь), а в русских летописях было известно как Емь, обречены на провал. По всем известным источникам на данной территории проживали водь, ижора и чудь. Емь же, согласно летописям, приходила на эту землю только во время военных набегов, поскольку они проживали на территории современной Финляндии, в юго-западной ее части. Предпоследнее упоминание Еми в русских летописях приходится на 1256 год, когда в ответ на десант шведов, еми и суми на Нарову новгородцы собрали войско, но десант, «услышавшее, побегоша за море». Новгородцы тогда не удовлетворились бегством противника, не остановились, а направились в Емскую землю по суше, выйдя из Копорья под руководством Александра Невского. Шли они трудно, но цели достигли, Емь побили и взяли пленных: «и поиде князь со своими полкы и новгородци и бысть зол путь, якоже не видаше ни дни ни нощи; и многымъ шестникомъ бысть пагуба, а новгородцев бог соблюде. И пришедъ на землю Емскую, овых избиша, а других изыма…»  
Последнее упоминание этого племени в летописях относится к 1311 году:
  «В лето 6819 [1311]. Ходиша новгородци воиною на Немецьскую землю за море на Емь съ княземь Дмитриемь Романовичемь, и переехавше море, взяша первое Купецьскую реку, села пожгоша, и головы поимаша, а скотъ исекоша;»
     После этого события Емь на страницах летописей больше никогда не появляется. Отчасти и и по той причине, что с приходом на их родину шведов племя Häme (Гемь) стало официально называться тавастами. Кстати, об ошибочности гипотезы расселения племени Емь южнее Ладожского озера писали историки, начиная с XIX века (Карамзин, Крузе, Шаскольский, Седов и пр.). Более того, попытки обоснования расселения любого племени исключительно на основе микротопонимики – это порочный подход, поскольку в местных названиях локальных объектов (урочищ, деревень, ручьев и мелких речек) учитываются особенности местного ландшафта и конкретных личностей, а не племен. В соответствии с таким подходом, какие же племена могли жить на наших многочисленных Черных речках?
      Другая гипотеза происхождения названия Яма также связано с финским языком. Племена, населявшие эту и близлежащую территорию, входили в состав финно-угорской языковой группы – эсты, водь, ижора, вепсы. Интересующие нас финно-угорские слова, которые ближе всего по звучанию к слову Яма, по мнению профессора Крузе, это: ham – мокрый, сырой, amme – источник, jaa – лед. То есть формальная связь возможна. Но только формальная! Определения «мокрый» и «сырой» к месту крепости Яма явно не подходит, здесь достаточно высокий берег. Назвать «ледяной землей» это место также язык не повернется, несмотря на явную схожесть звучания яма и jamaa. Лишь, пожалуй, с источником может быть удачное совпадение: родник есть, из него до сих пор берут воду горожане.
Здесь стоит сделать одно важное замечание, как бы это не сердило краеведов, увлеченных филологическими изысканиями. Кроме сходства корней, звучания, надо еще учитывать, когда этот топоним появился, с какими событиями он был связан, и только на основе целого комплекса фактов делать какие либо выводы. В данном случае, мы знаем, когда появилась крепость Яма – в 1384 году. Приведем фрагмент новгородской летописи младшего извода, комиссионный список:
  «В лето 6891 [1383]….А в Новъгород приихаша князь Патрикии Наримантович, и прияша его навгородци, и даша ему кормление: Ореховъ город, Корельскыи город , и пол-Копорьи города и Луское село.
 В лето 6892. Приихаша городцане ореховци и корельскыи с жалобою к Новугороду на Патрикиа на князя; и князь Патрикии подъя Славно и смути Новъгород: и стаху славляне по князи, и поставиша веце на Ярославле дворе, а другое веце у святеи Софии, обои въ оружьи, аки на рать, и мостъ великыи переметаша; нь ублюде богъ и святая. София от усобныя рати, но отъяша у князя те городы, а даша ему Русу и Ладогу. Того же лета поставиша новгородци город каменъ на Луге, на Яме, милостию святеи Софии, а поспешением великаго Михаила архистратига, а благословениемъ отца своего владыци Алексия, толко въ 30 дни и въ 3 дни.»
     То есть получается, что крепость стали ставить после того, как из этих мест был убран литовский князь Патрикий Наримантович, поставленный новгородцами для защиты и укрепления северо-западных границ республики. Более того, строили крепость под руководством четырех знатных новгородцев – тысяцкого Есифа Захарьинича (будущего новгородского посадника) и бояр Юрьи Онцифоровича, Иоана Федоровича и Федора Тимофьевича (которые тоже могли быть тысяцкими, которых в ту пору в Новгороде почему то было шесть человек), при поддержке архиепископа Алексия и после трехнедельной смуты в самом Новгороде, связанной с отзывом князя Патрикия. 
Подробно к этому событию мы еще вернемся, а пока зададимся еще одним вопросом. Было ли в русском языке того периода слово «яма» и что оно означало?
Откроем «Словарь древнерусского языка» И.И. Срезневского 1912 года издания (том третий), где у слова «яма» есть несколько значений:
- ров, яма, выкопанные для чего-либо (упоминается в летописях и документах XI-XIV веков);
- межевой знак в виде рва (упоминается в документах XV века);
- общая могила, кладбище (упоминается в документах XIII-XV веков).
    На наш взгляд, два значения вполне могут подойти для достаточно обоснованных версий. Теперь снова вернемся к летописным сведениям. 
В тексте летописи прежде всего удивляет факт постройки каменной крепости всего за 33 дня, учитывая, что периметр стен составил более 200 метров.

Схема крепости Яма. Самая древняя часть, 1384 года - в правом нижнем углу крепости

(Схема взята из книги А.Н.Кирпичникова "Каменные крепости Новгородской земли")

    Срок, скажем честно, просто нереальный, если говорить о строительстве с нуля серьезного укрепления. Но если предположить, что на этом месте могло быть уже начато строительство некоего укрепления, например, тем же самым князем Патрикием, то доведение строительства до конца в такой короткий срок становится вполне объяснимым.
       В основе нашего предположения лежит летописная история противостояния части новгородцев с князем Патрикеем. Возможно, что недовольство карельских и ореховских горожан, поставленным князем было связано, именно со строительством крепости Яма. Все дело в том, что, Патрикию Наримантовичу за год, до описываемых событий, были переданы в кормление «Ореховъ город, Корельскыи город , и пол-Копорьи города и Луское село». За это кормление князь был обязан обеспечивать оборону северо-западных границ. В списке перечисленных городов особняком стоит некое Луское село. Вполне допустимо, что под названием «Луское село» может скрываться Лусский погост, который, по документам 1499 года, находился в верховьях Луги, на месте нынешней деревни Лугско. Однако, если следовать логике расположения предоставленных в кормление князю земель, то выбор этого Лугского погоста явно выбивается из логического ряда. Города Орешек, Корела, Копорье и их земли - все они расположены вдоль новгородских границ. Если брать Луское село в верховьях реки Луги, то оно находится всего в 30 километрах от Новгорода и более чем в 200 километрах от обсуждаемого места, что явно нелогично с точки зрения обороны границ республики. Если же представить село Луское в продолжение логической цепочки пограничных земель, то здесь есть возможность связать это село с обсуждаемым районом вблизи будущей крепости Яма. 

 

Фрагент шведской карты с указание села Луского, крепости Яма и дороги на Нарву

   Еще раз внимательно прочитаем летописное известие о строительстве и обратим внимание на следующую фразу «поспешением великого Михаила Архистратига». Более того, в описании событий 1444 года опять упоминается Михаил Архистратиг: «а города ублюде бог и святой архангел михаил, и не взяши его». Разгадка этого ребуса проста: таким образом упоминается символ города – архангел Михаил. В те далекие времена это была обычная практика – главный и древнейший храм города служил его небесным защитником. В Пскове – Святая Троица, в Новгороде – Святая София. В Яме это был Архистратиг Михаил, о котором и упоминают летописи. То есть получается, что на момент упоминания архистратига, который помог быстро возвести крепость, храм уже был построен и освящен. В ходе археологические раскопок 1971 года были найдены остатки храма, архитектурные особенности которого, по мнению новгородского архитектора-реставратора Г.М.Штендера, соответствуют архитектуре XIII века, с захоронением в алтарной части. 

 

План церкви Михаила Архангела в крепости Яма 

(Схема взята из книги А.Н.Кирпичникова "Каменные крепости Новгородской земли")

    Такая датировка смутила археологов, и они решили, что мастера, которые строили церковь, просто использовали стиль «ретро». Странное решение: крепость строить по новым технологиям, а церковь - по старым. И здесь можно вспомнить одно из значений слова «яма» - место захоронения. В летописи про сражение 1240 года у Ижоры сказано: «И паде Новгородцев: Константин Лукинич, Гюрята Пинешкиничь, Наместь, Дрочила, а всех 20… а Немецъ накладоше две ямы, а добрых повезоша два корабля…» . Есть и другие примеры летописных сведений, где «яма» обозначает общую могилу или кладбище: «Постави скудельню у Святых Апостолов в яме на Просьской улице». В то же время необходимо помнить, что Архангел Михаил почитался как покровитель князей и ратной славы и считался Архистратигом небесных сил, символом победы добра над злом. О сражениях на этой земле мы упоминали, когда говорили про Емь, а еще были походы Ливонского ордена, а также походы новгородцев на территорию ордена. Одно из крупных сражений на территории ордена (гораздо более важное, чем распиаренное пресловутое Ледовое побоище) - Раковорская битва 18 февраля 1268 года, где погиб новгородский посадник и 13 новгородских бояр. В битве участвовали псковичи под руководством Довмонта, были и княжеские дружины владимирцев и переяславцев. Обратная дорога на Новгород и во Владимир, как и несколько столетий спустя, пролегала именно здесь, через нынешний Кингисепп. Из Летописи известно, что тела погибших были увезены с места битвы, многие новгородцы были доставлены в Новгород, а посадника Михаила Федоровича похоронили у стен святой Софии. До Владимирского княжества везти тела убитых было далековато. Поэтому было достаточно оснований предать земле тела погибших на русской, а не датской земле, с установкой церкви архангела Михаила у возвращающихся войск, среди которых был и сын Александра Невского князь Дмитрий. Его отряд, кстати, нанес решающий удар по ливонцам. Кроме того в составе войск были и сыновья великого князя Ярослава – Святослав и Михаил. Найденное захоронение двух мужчин в алтаре только подтверждают эту гипотезу, поскольку обычай ставить церковь над захоронением знатных людей практиковалась в то время, а одновременное захоронение двух мужчин - явно следствие насильственной смерти. Именно от этих захоронений и могли это место звать Ямой – т.е. братской могилой погибших в бою. 
     Однако вернемся к недовольству князем Патрикеем жителей Корелы и Орешка. Его вполне можно понять: в 1349 году у шведов отбили Орешек, в 1377 году поход был на Оулу, а шведы все равно закрепились в тех землях, провоцируюя постоянные пограничные стычки, которые требовали повышенной боевой готовности. Вполне возможно, что жители Орешка и Корелы не хотели своими силами укреплять удаленные от них земли, оставляя себя без средств к обороне, учитывая, что этот труд князь Патрикий и не собирался оплачивать. Попытки разобраться с князем на месте закончились неудачей и конфликт продолжился в центре, де междуусобица продолжалась три недели. Славенский конец Новогорода (самая богатая, торговая часть Новгорода) был на стороне князя, а остальные новгородцы во главе с тысяцким - против. И на этом противостоянии было принято решение – новгородцы строят крепость за свой счет, другие крепости самостоятельно отвечают за вверенные им территории, а князю отдаются в кормление другие города. Вот и написал летописец – «поставиша город камен на Луге, на Яме». То есть в летописи указан факт возведения каменных стен крепости. 

 

Остатки крепостной башни

     Косвенным доказательством такого развития событий служит тот факт, что после того как была построена крепость, новгородцы применили и оригинальную систему обеспечения горожан. Чтобы новые горожане не думали о хлебе насущном, занимаясь самостоятельным землепашеством, и даже не зависели от прихоти центра, им были отданы в общественную собственность целые деревни. Так, 96 ямчан владели на праве совместной собственности селом Ямская Весь в 64 двора (ныне деревня Ямсковицы) и селом Наровское, четыре ямчанина владели деревней Кленно, восемь собственников было у деревни Орел, в которой было всего шесть дворов, пять владельцев было у деревни Лусское Место (ныне Большой Луцк), а также в собственности были деревни Падога, Стехнов Котел, Сольское болото и Кошкино. Среди этих владельцев своеземельцев были и сапожники, и лучники, а также представители прочих типично городских профессий.

Современное состояние стен крепости Яма

    Безусловно, мы не знаем подробностей реального развития событий, но представленная нами версия, основанная на разрозненных фактах, позволяет объяснить и быстроту постройки крепости, и причины смуты в Новгороде против литовского князя в 1384 году. 
      Кроме этой, наиболее интересной версии, для соблюдения объективности, необходимо привести еще одну гипотезу образования названия города, которая связано с еще одним значением слова ям - почтовая станция. Появилось это слово в русском (и, кстати, в староэстонском) языке благодаря татарскому нашествию. Такой гипотезы образования наименования города придерживается и профессор А.Н. Кирпичников По мнению Кирпичникова, высказанному в книге «Каменные крепости новгородской земли» в разделе Ямгород мы прочитаем «…сообщил о закладке «города камена» на р.Луга, «на яме». Под последней можно разуметь дорожную станцию, находившуюся возле речной переправы ».
    Однако эта гипотеза вызывает сомнение по целому ряду моментов. Во-первых, дорожные станции, которые были введены ордынцами, располагались на внутренних коммуникациях, а не на границе. Во-вторых, есть все-таки небольшая разница в названии: Яма – как называли город много лет - или Ям. В-третьих, на территории Новгородской республики того периода, особенно на границах, неизвестны другие населенные пункты с названием «ям», более того, уже упомянутые Ямсковицы назывались Ямская Весь, т.е. чувствуется явное подчинение к названию города, а не к обозначению почтовой станции.
Хотя, если быть объективным, место для торгового и перевалочного пункта здесь хорошее - именно здесь начинаются пороги на реке Луга, что делает невозможность прохода судов выше по течению и требуется перевалка на сухопутную дорогу на Новгород.
     Итак, какой вывод можно сделать на основе тех сведений и фактов, что мы собрали воедино? По нашему мнению, на высоком берегу Луги до 1384 года была каменная церковь Архистратига Михаила, поставленная во второй половине XIII века, в память по погребенным здесь воинам погибшим, возможно, в Раковорской битве. И на этом месте уже в 1383 году начали строить укрепление, но бросили, в результате конфликта с присланным князем Патрикием. А достроили эту крепость за 33 дня сами новгородцы и назвали ее так, как называли это место до и во время двухнедельных споров в Новгороде, коротко и со смыслом - Яма.

Александр Потравнов

Татьяна Хмельник