НЕ ВООРУЖЁН И СОВЕРШЕННО БЕЗОПАСЕН


(всего фотографий: 1)
   Сегодня мы снова будем заманивать вас на северные острова. На сей раз предлагаем путешественникам-автомобилистам посетить Аландский архипелаг. И это совсем не такая уж авантюра, как может кому-то показаться!
   Многие из вас, отправляясь в Стокгольм на пароме из Хельсинки или Турку, особенно ночным - самым популярным - рейсом, знают, что где-то на полпути вдруг будет остановка. Спящие в каютах, почувствовав дрожь меняющего курс и скорость судна, повернутся на другой бок и будут похрапывать до стокгольмской гавани. И совершенно незаметно произойдёт "исчезновение" нескольких автомобилей с аландскими номерами. То же - на обратном пути, эти автомобили как-то совершенно ненавязчиво "подсядут" в пути. Сделаем то же самое - покинем борт парома в Мариехамне, столице провинции.
СОРВАННЫЕ БАШНИ
    Аландцев "грузят" на паром последними - им же "выходить" на промежуточной остановке. Поэтому приготовьтесь, что стоять, возможно, будете среди фур или, как нам пришлось, даже среди бульдозеров, - где место было свободное.


На пароме рядом с бульдозером

     Ведь народу на острова прибывает немного, считанные машины за один рейс. Иногда въезжают задом, иногда - выезжают. И главное - сделать это надо быстро, потому что на выгрузку-погрузку в Мариехамне отпускается не больше 15 минут, "Силья" и "Викинг" строго соблюдают расписание.
    Представьте: в предутренний час вам надо выехать в незнакомый город. Кстати, попить кофе успеете - специально для аландцев одно из кафе на пароме работает до Мариехамна.


Ранним утром на пароме

    Если перед вами на выезд стоит хоть одна аландская машина, то повезло - просто следуйте за нею, она выведет из порта. Если нет - пробирайтесь по указателям и не нервничайте, в это время суток трафик здесь минимальный, это вам не утренний Стокгольм. Да и вообще, столицу архипелага населяет 11 с половиной тысяч человек и им несвойственно собираться всем вместе в гавани.
    Поясним насчёт аландских номерных знаков: там на белом фоне написано синим "Alands" и нет знака Евросоюза. Вообще, статус архипелага - это отдельный разговор. После Крымской войны Аланды получили статус особой зоны в составе Российской империи и Великого княжества Финляндского - здесь нельзя было держать военных крепостей и фортов. Когда Финляндия стала независимой страной, Аланды остались всё такой же демилитаризованной зоной и особой провинцией, но уже при финнах. Шведы пытались вернуть архипелаг себе (дело в том, что земля эта традиционно шведская, как и население - здесь один государственный язык, шведский, финский здесь понимают, но принципиально на нём не говорят), даже высаживали десант, но кончилось тем, что острова стали совсем демилитаризованной зоной. Здесь огнестрельное оружие имеют только полицейские и охотники, а никакое военное судно - хоть морское, хоть воздушное - не может сюда зайти. Под эту лавочку недавно даже нашего "Крузенштерна" не пустили в гавань - мол, у вас на борту военные. Причём не пустили не аландцы - аландцы как раз парусник приглашали, их делегация приезжала на "Крузенштерн", когда он стоял в Турку. Тут на дыбы встало финское военное ведомство. Ибо, по закону, оно одно может, если очень захочет, ввести на острова войска и заминировать все воды вокруг, чтобы соблюсти нейтральный статус.
    Можно было бы и не говорить о военном прошлом Аландов, но оно само о себе напомнит. Последняя боевая крепость, после чего здесь уже не воевали, сохранилась и музеефицирована ровно в том виде, чтобы представить себе, каково тут было обороняться. Когда в 1809 году Россия овладела территорией нынешней Финляндии, то ей достались и Аланды. И что стали делать русские? Правильно - строить крепость.


План крепости Бомарзунд

    Русская крепость Бомарзунд (зунд - пролив) была по размеру огромна, состояла из отдельных фрагментов - центральной цитадели, периферийных фортов, всё это должно было соединяться между собой галереями и ходами. Такова была великая задумка русских фортификаторов, сохранившаяся на чертежах и картинках. Увы, весь этот гигантский комплекс был недостроен, а то, что уже было возведено, годилось только на отражение атаки небольшого морского десанта. Например, в башнях фортов не было даже колодцев, только резервуары с трёхдневным запасом воды.


Так выглядел раньше и так выглядит сегодня главный форт крепости

    Увы, русским не повезло. В августе 1854 года к архипелагу подошёл вражеский флот из 40 британских и французских судов. Состоялось первое сражение за крепость, оно же - последнее, поскольку затем Бомарзунд более не существовал как укрепление. Корабли принялись обстреливать башни фортов, а почти 15 тысяч французских пехотинцев высадились для штурма. Под жесточайшим огнём Бомарзунд продержался 4 дня и вынужден был сдаться.


Руины башни U

    Через год, когда пленные вернулись в Россию, высочайшая комиссия, рассматривавшая дело о сдаче Бомарзунда, приняла потрясающий с современной точки зрения вердикт. Он гласил, что если бы крепость сдали днём раньше - то урона для России в том не было бы, сдали бы днём позже - это могло стоить жизни сотням верноподданных империи. Понимаете, тогда ценили человеческую жизнь! И по итогам расследования комендант крепости генерал-майор Яков Бодиско был оправдан.

МЕСТЕЧКО ДЛЯ ПЫТОК ВЕДЬМ

   Сейчас уцелевшие фрагменты крепости стали признанной достопримечательностью, они указаны на карте архипелага, на дороге поставлены указатели и информационные щиты с надписями, в том числе и на русском языке. Кое-что немножко восстановлено только для того, чтобы посетитель представил себе, как это было "при жизни". Особенно впечатляют многочисленные следы от ядер на стенах крепости.


Следы от ядер на башне С

   И это ещё малый калибр, большим калибром стену просто сносило. Аландцы сохранили и довольно много пушек, стоявших на вооружении Бомарзунда. Все они в приличном виде, можно прочитать клейма - в основном, Олонецкого Александровского завода.


Пушки Александровского завода

Среди особых достопримечательностей - кладбище строителей и служивых Бомарзунда, причём с семьями, здесь даже у солдат (не офицеров!) были жёны и дети.


Православное кладбище


Перечень сохранившихся надгробий

   Кладбище состоит из трёх частей: православное, иудейское и магометанское. Два последних находятся за заборчиком, а вот по православному гуляют овцы. Но это нормально: шведы очень любят овец, в материковой Швеции эти копытные в изобилии пасутся на древних могильниках, возле рунных камней, на заброшенных кладбищах. Только иудеев с мусульманами решили огородить, зная их обидчивый нрав, - вдруг забежит свинья или собака, хотя ни тех, ни других в свободном выпасе на островах мы не видели.


Магометанское (на переднем плане) и иудейское кладбища

    До Бомарзунда на Аландах достоверно была только одна крепость - это замок Кастельхолм. Уцелевший больше чем наполовину и превращённый в музей, он составляет конкуренцию русской крепости по части посещения туристами.


Замок Кастельхолм

   Точная дата его основания неизвестна, но уже в 1388 году он упоминается в архивных документах. Поставлен он был на небольшом островке. Вообще, архипелаг состоит из 6757 островов и считается самым большим скоплением островов в мире. Обитаемы, конечно, не все острова, только 60, но и это внушительное число, многие из них соединены мостами, а некоторые паромами. В случае с Кастельхолмом можно и не заметить, что это островок, - так узка протока, через которую построен автомобильный мост.
    Этот замок за свою длинную историю пережил много нападений, но ни одно, конечно, не было столь ужасающим, как штурм Бомарзунда, отчего он и сохранился по большей части.


Музеефицированные руины

    Побыл он и королевским дворцом, и даже королевской тюрьмой - здесь король Юхан III держал своего брата Эрика XIV объявив того безумным. Был Кастельхолм и узилищем для ведьм, здесь их пытали и выбивали признания. Окрестные жители говорили, что призраки ведьм пугали их многие годы и что даже крепко верующие крестьяне боялись в одиночку ходить после заката солнца.
    В 1745 году замок сгорел и постепенно разрушался. Восстанавливать его взялись ещё в середине XIX века, но работы велись аж до 2001 года. Аландцы не любят торопиться, но если что-то делают - то на совесть.


Вид на внутренний двор  замка

    Так и Кастельхолм: здесь созданы уникальные экспозиции, по которым можно проследить, как строился замок в течение веков. Но в замке нашлось место и современному искусству - в нём периодически проводятся выставки разных художников, причём не только аландских (население архипелага меньше 30 тысяч человек и они не могут все быть выдающимися художниками). А рядом с замком - музей деревянного зодчества, где собраны образцы крестьянской застройки, от хозяйского дома до бани и мельницы.


Маленькая водяная мельница

 ГОРОД ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ

   Столица Аландов - Мариехамн, куда приходят паромы и другие крупные суда - возникла в 1861 году и получила имя в честь Марии Александровны, жены российского императора Александра II. Памятник императрице, стоящий в сквере возле здания мэрии, подарен Санкт-Петербургом. Городок маленький, фактически одно-двухэтажный, очень уютный и зелёный. Среди зданий особенно выделяются построенные по проекту одной из первых женщин-архитекторов Финляндии Хильды Хонгелл. Госпожа Хонгелл, уроженка Аландов, стала не просто архитектором, она ещё получила диплом строителя-подрядчика, что для конца XIX века даже в просвещённой Европе было диковиной.


Дом построенный по проекту Хильды Хонгелл в 1897 году

    Деревянный модерн от Хильды Хонгелл - возможно, не самый интересный на свете, но эти изящные строгие здания оказались прочными и удобными, а большего северянину и не надо. Также здесь отметился знаменитый архитектор Ларс Сонк - в частности, он построил кирху, морское училище и мэрию.


Георгиевская кирха. Арх.Ларс Сонк (1927 г.)

    Среди других достопримечательностей на Аландах - несколько церковных зданий. Лютеранские кирхи архипелага - как правило, могучие каменные здания, в отличие от маленьких жилых домиков, выглядят они очень мощно и ухоженно. Также стоит заглянуть к бывшей таможне и почте на самом западе Аландов, откуда уже идёт паром в материковую Швецию. Строгое классическое здание построено по проекту архитектора Карла Энгеля - немца, который большую часть жизни работал в Финляндии и придал Гельсингфорсу его столичное величие.


Здание бывшей таможни. Арх. Карл Энгель (1828 г.)

   Сейчас здесь музей, а рядом, на морском берегу, стоит памятник рыбацким жёнам. Ведь исстари Аланды кормились тем, что добывали в море, и рыбаки были самыми почётными тружениками.


Памятник рыбацким женам

    До сих пор рыбалка остаётся любимым занятием многих островитян, даже если у них совсем другой источник дохода. В береговых деревнях сохранились старые рыбацкие сараи и они отнюдь не заброшены, там хранятся лодки и снасти.


Лодочные сараи

    Конечно, островное хозяйство нынче не ограничивается рыбой. У сельских жителей замечательные поля и огороды, причём здесь растёт даже подсолнечник - между прочим, количество солнечных дней на Аландах больше, чем в любом другом регионе Скандинавии, особенно хороша здесь осень, она мягкая и тёплая. Поражают яблоневые сады на тощих, казалось бы, почвах.


Яблоневые сады

    Огромные красные и жёлтые яблоки - это гордость архипелага, причём часть этих яблок пускают на сок и на сидр. Сидровые гастрономические туры здесь не уступают традиционным лососёвым.


Аландцы сводят лес под новые яблоневые сады

     Но большую часть островов занимает всё-таки дикая природа. И неудивительно: людей здесь всё-таки совсем немного. Поэтому многие туристические маршруты пролегают именно по диким местам. Один из самых красивых - это тропа с горы Йета к гранитным гротам.


Гроты в скалах

    Местами идёшь по каменным осыпям, где небольшие валуны гремят под ногами. На некоторых полянах многочисленными пешеходами поставлены каменные пирамидки - их здесь сотни, кажется, что ты окружён странными существами.


Пирамидки на горе Йета

    Потом их сменяют волнистые гранитные поля, где сплошной массив перебит трещинами. В трещинах растут сосны - настолько причудливо изогнутые, что кажутся созданием мастера бонсаи, только что размером побольше.


Сосны на гранитных скалах

    И, наконец, отколовшиеся огромные блоки породы, под которыми образовались полости, - назовём это гротами. И по всему пути следования - информационные таблички, где написано о геологии этого уголка. А вокруг - заросли черники, брусники и разнообразных грибов, которые тоже умудряются обживать каменные плиты. И над всем этим - высокое северное небо, над всеми 6757 островами и синим морем...

Татьяна Хмельник

Александр Потравнов